===================================================================
     Жермен Нуво (1851-1920)
     Текст приведен по изданию: "Поэзия Франции. Век 19", М. "Художественная
Литература", 1985 г., с. 332-337
     Составитель: С. Великовский
     OCR: Кот Силантий
     =========================================================================



     Ты, сердце глупое,-- как фляга, где в печали
     Вино любви покорно спит века.
     Вы нежно так меня поцеловали,
     И лба коснулась теплая рука.

     В крещенье сладостном, в его влекущей тайне,
     Покой желанный хлынул мне в глаза,
     Сад угасал, звенели над цветами,
     Как поцелуи, птичьи голоса.

     Как Мать, вы ревностно склонялись надо мною,
     Леча бальзамом раны глубину,
     Глаза же ваши выдали иное --
     В их зеркалах я увидал Жену.

     Я вас обрел теперь, как бедный воин отдых,
     В миг озаренья полюбив -- и вот,
     Как бледный лебедь в заповедных водах,
     Во мне желанье дивное плывет...

     Перевод Ю. Даниэля




     Новый храм из тьмы возникает,
     И вдоль изгородей и пашен,
     Старых чистых дорог и башен
     Ночь, словно вода, иссякает.

     Горизонт превратится вскоре
     В гладь сиреневого залива,
     Паруса заскользят лениво
     В небесах, похожих на море.

     Древних жатв и побед виденья,
     Наши мифы, наши преданья
     Над полями спят в ожиданье
     Сроков нового пробужденья.

     О Господь, чья же кровь живая
     Разлита в облаках рассвета?
     Испытанья ли наши это,
     Твоя жалость ли роковая?

     Мы побеги того же древа,
     Что и те, кто с начала эры
     Повторял, не теряя веры:
     Вспыхни, пламя зари и гнева!

     Перевод И. Кузнецовой



     Как уныла эта мгла сырая!
     Свечка тускло светит, догорая.

     Замечтался я, бездумно глядя вдаль.
     Жаль, что сердце безучастно, право, жаль!

     Нет ни радости, ни боли, все немило,
     И надежда крылья опустила.

     Слеп и глух, живу я или нет?
     Не звучит любимый голос мне в ответ.

     Пламя, дрогнув, клонится куда-то,
     Тьмой ноябрьской комната объята.

     Чей же зов мне слышится порой
     Сквозь пригрезившийся мне прибой?

     То душа моя -- ноябрь, темно,-- как странно!
     Там, на отмели, одна средь океана.

     Перевод И. Кузнецовой




     Это палый лист блестящий,
     Низко по ветру летящий,
     Это месяца ладья,
     Это солнца восходящий
     Свет, под ним -- любовь моя,
     Бледный облик малолетки:
     Плод, томящийся на ветке!

     Ночь сойдет -- взойдет, сверкая,
     Мученица дорогая,
     Та, что ярче лишь цветет,
     К бледности своей взывая,
     И душе -- ее восход,
     Как заря с луной в придачу
     Странствующим наудачу!

     В этом личике искрится
     Чистый свет отроковицы,
     Дух скитальческой поры.
     Это голос темнолицей
     Матери и взгляд сестры.
     И мою судьбу пытает
     Та, что бледностью блистает!

     Перевод О. Чухонцева


     Больницы узник, пациент тюрьмы,
     Ты, чьей печалью полон белый свет,
     Ты и в полях оставил горький след;

     Ты, спящий, вызываемый из тьмы,
     На чьем пути таится Смерть -- приют,
     Где слезы свеч и жесткий одр сдают,--

     Ты устаешь, ты стонешь каждый день,
     Пока не скажешь: "Ни к чему нести
     Живую душу -- лишний груз в пути!"

     Забыв, что дал господь тебе сирень,
     Ты душу рад извергнуть, сжечь дотла,
     Чтобы тебе любовь не в труд была.

     Тебе подарит путь удобный твой
     Беду и одиночество в удел;
     Ты -- спеси брат, сын хладнокровных дел,

     С резонами набитой головой --
     И совесть угасает, онемев,
     В часы, когда гремит небесный гнев.

     И если ты такой ценою сыт
     И мирно спишь, избрав тепло и тьму,
     Что ж, подчиняйся знанью своему;

     И если ум твой вдребезги разбит
     Самим собой,-- ему послушен будь,
     Как Вечный жид, верши свой жалкий путь.

     Без сердца весел, без души богат,
     Подвластен телу, стань свиреп и дик,
     Да будет твой всегда жестоким лик.

     Но если ты растишь в себе распад
     И подступает скука -- спесь уйми,
     Задумайся, в ладони лоб зажми;

     И если в лязге сабель и цепей
     Не встретил ты средь горя и беды
     Любви приюта и конца вражды

     И посох стерт и слаб в руке твоей,
     Слепой с глухою на плечах,-- под ней
     Сгибаться с каждым шагом все трудней;

     И коль дитя в тебе еще живет,
     И первородный грех не позабыт,
     Скажи: "Быть может, мраком я покрыт?"

     Скажи: "Царем я мнил себя, илот!",
     Чтобы, как брату птицы, жизнь дала
     Тебе души и сердца два крыла!

     И легкий груз поднять сумеешь ввысь --
     Дитя, сестру, подругу или мать,--
     Как ангел может гору поднимать.

     Тогда дорогой долгой насладись:
     Твой голод тих, и чужда суета,
     Вкушай и пей -- душа твоя чиста!

     Перевод Ю. Даниэля



     Как бедняга-изгнанник из светлого рая,
     Я ушел от тебя в одиночество, в ночь,
     Но ведь то, что любовь сотворила былая,
     Даже времени бегу разрушить невмочь.

     Каждый вечер, когда засыпаешь ты, лежа
     В одинокой постели, теперь мне чужой,
     Наши губы вдали друг от друга -- и все же
     Провожу свои ночи я рядом с тобой.

     В бесконечном и праздном гулянье, в котором
     Всем глазам я открыт и у всех на виду,
     Я беспечным кажусь одиночкой-фланером --
     И однако я рядом с тобою иду.

     Жизни наши сплелись, торжествуя, горюя,--
     Так встречаются нити, плетя полотно,--
     Неустанно твоими глазами смотрю я,
     И твоими мне мыслями думать дано.

     Я советуюсь вечно с тобой -- говоря ли
     Или делая что-то, молчанье храня,
     Ибо верю в своей одинокой печали,
     Что ты видишь меня, что ты слышишь меня.

     Вижу губы твои с чуть заметной улыбкой,
     Глаз огромных сиянье, глядящих в упор,
     И в ночи одинокой, безрадостной, зыбкой
     Бесконечный с тобою веду разговор.

     Да, я знаю, что это мираж -- никогда ведь
     Ясновиденья не было, нет и теперь;
     Дорогая, пойми, хоть и трудно представить,
     Все равно это правда, и ты мне поверь.

     Вспомни те времена, когда вместе мы были
     И подвластна нам прихоть любая была,
     Ты, покорная страстной настойчивой силе,
     В поцелуе бесхитростном мне отдала,

     Отдала свою душу легко и открыто;
     Улетел он, увы, поцелуй тот ночной.
     Но с моею душою душа твоя слита,
     И навеки она неразлучна со мной.
     Перевод Ю. Даниэля





     Мне все невзгоды нипочем,
     Ни боли не боюсь, ни муки,
     Ни яда, скрытого вином,
     Ни зуба жалящей гадюки,
     И ни бандитов за спиной,
     И ни тюремной их поруки,
     Пока любовь твоя со мной.

     Что мне какой-то костолом,
     Что ненависть мне, что потуги
     Корысти, машущей хвостом
     Угодливей дворовой суки;
     Что битвы барабанный бой
     И сабель выпады и трюки,
     Пока любовь твоя со мной.

     Пусть злоба черная котом
     Свернется -- не сверну в испуге,
     Неотвратимым чередом
     Приму несчастья и недуги;
     Чисты душа моя и руки,
     И что мне князь очередной
     И что мне короли и слуги,
     Пока любовь твоя со мной.

     Посылка
     Тебе, возлюбленной, подруге,
     Клянусь: бессилен бог любой
     Мне приказать: "Умри в разлуке!" --
     Пока любовь твоя со мной.

     Перевод О. Чухонцева


Популярность: 43, Last-modified: Mon, 03 Mar 2008 19:29:15 GMT