----------------------------------------------------------------------------
     Перевод А. Солянова
     Thomas Love Peacock. Nightmare Abbey. Gryll Grange
     Томас Лав Пикок. Аббатство Кошмаров. Усадьба Грилла
     Серия "Литературные памятники"
     Издание подготовили: Е. Ю. Гениева, А. Я. Ливергант, Е. А. Суриц
     М., "Наука", 1988
     OCR Бычков М.Н.
----------------------------------------------------------------------------

     Сэр Букварь, или Как рыцарь Аанселот отправился в поход
     Песнь четырех ветров
     Медовая песня Талейсина
     Блистание зимы
     Яблоневый сад Мерлина
     Ньюаркское аббатство


        СЭР БУКВАРЬ, или КАК РЫЦАРЬ ЛАНСЕЛОТ {1} ОТПРАВИЛСЯ В ПОХОД

                     Грамматико-аллегорическая баллада
                                   Лондон
                                    1814



                          Отважный рыцарь Ланселот
                          Скакал, мечтой горя.
                          И вот трубит он у ворот
                          В рог сэра Букваря {2}.

                          Открыл ворота, как в эдем,
                          Хозяин перед ним -
                          Венчал чело бумажный шлем,
                          Шлем с гербом золотым.

                          - Кто, - рявкнул он, - в рабочий час
                          Гуляет день и ночь?
                          Конечно, только лоботряс.
                          Ступайте, рыцарь, прочь!

                          - Что лоботряс - вина моя, -
                          Признался Ланселот, -
                          На штурм горы пришел звать я
                          Веселый ваш народ.

                          Мой талисман в бою любом
                          Поможет мне, как встарь...
                          И знак ристалища на нем
                          Увидел сэр Букварь.

                          - Коль дело рыцарю с руки, -
                          Хозяин говорит, -
                          Пусть вам мои весельчаки
                          Вручат копье и щит,
                          А там, где тропы высоки,
                          Я ваш надежный гид...

                          Мост на цепях опущен был.
                          Знал рыцарь этикет:
                          Три раза в колокол пробил
                          И трижды рек: "Привет!"

                          Вдруг отовсюду - скок да прыг! -
                          Со стен наперебой
                          Весельчаки слетелись вмиг,
                          Встав у дверей гурьбой.



                          В строю все двадцать шесть солдат {3}
                          С улыбкой на лице.
                          Верзила "А" возглавил ряд,
                          "Z"-крошка встал в конце.

                          В шесть глоток парни голосят
                          С согласия немых,
                          Поют и четверо солдат,
                          Где ряд двойняшек стих.

                          Капралом Слог был - юн и рьян.
                          Солдатам повезло:
                          С ним Слово - славный капитан -
                          Порядок навело.

                          Тут рек Букварь: - Заметьте, сэр,
                          Как крепок их союз,
                          Они помогут, например,
                          Найти вам кущи Муз.

                          Лишь стоит правила учесть,
                          И вашей будет рать.
                          Чтоб дух в познании обресть,
                          Страшитесь праздным стать.

                          Пусть окружает море бед
                          Вечнозеленый бор,
                          Но на семь бед - один ответ;
                          С бедой вступая в спор,
                          Вкушайте радость от побед,
                          И кончен разговор...

                          Отвагой запылала грудь,
                          И понял Ланселот,
                          Что как бы ни был труден путь,
                          Но он его пройдет.

                          Букварь трубит с огнем в очах,
                          Сверкают над тропой
                          Доспехи в солнечных лучах;
                          С пеленок каждый весельчак
                          Вершит победой бой.



                          - Кто там маячит в стороне? -
                          Вдруг сэр Букварь вскричал.
                          - Я "The", а это брат мой "A", -
                          Пришелец отвечал {4}.

                          - Везде как дома братец мой,
                          Всеяден и широк,
                          Но я-то домосед большой
                          И мыслью предан и душой
                          Себе на долгий срок.

                          -   Да ну?! Хватайте, рыцарь, их,
                          Но только не зевать! -
                          Под стражу пленников двоих
                          Букварь велел отдать.

                          Вновь рог зовет их за собой,
                          И вверх весельчаки
                          Шагают горною тропой,
                          Надежны и стойки.



                          Открылся им простор вдали
                          Под самой крутизной,
                          Где были _вещи_ всей земли
                          Окружены стеной.

                          Все _существа_ сошлись сюда
                          (Нет зрелища странней),
                          Их атрибуты и сорта
                          Вселенских степеней.

                          Вне круга встал сэр Substantive {*},
                          И - словно в чарах сна -
                          Сияла леди Adjective {**},
                          Величия полна.

                          Но то величие - обман,
                          И все в ней не свое,
                          Без мужа тает, как туман,
                          И плоть и кость ее.

                          Вот отчего ее персты
                          Всегда в перстах его.
                          И не встречал он красоты
                          Такой ни у кого.

                          Но трезво он на мир взирал.
                          Мог жить и не любя,
                          Чужой поддержки не искал
                          И верил лишь в себя.

                          Рождались дети в их дому,
                          Крестили славных крох:
                          Двух - Числами (по их уму),
                          И Падежами - трех {5}.

                          ...Но снова сэр Букварь трубит,
                          Готова к бою рать,
                          Сэр Ланселот за ним летит,
                          Рожденный побеждать.

                          Удар! - И стену Substantive
                          Поверг к своим ногам,
                          На страшный бой путь проложив
                          _Вещам и существам_.

                          Такому войску несть числа,
                          Но двадцать шесть солдат,
                          Сверша победные дела,
                          Уже "ура!" кричат.

                          Не зря и храбрый Ланселот
                          Не выпускал копья:
                          Под стражей Substantive идет,
                          За ним - его семья.

                          Вот рог трубит - окончен бой,
                          И вверх весельчаки
                          Шагают горною тропой,
                          Отважны и стойки.

                          {* зд.: существительное (англ.).
                          ** прилагательное (англ.).}



                          Хоть сэр Pronoun {*} был и горд,
                          И тертый был калач,
                          Да, рать завидя, бросил форт
                          И припустился вскачь.

                          Но "I" и "U" {6} - стройны как ель-
                          Двум стрелам дали твердь:
                          Две молнии пропели трель -
                          Беглец упал как жердь.
                          Стрела познанья, метя в цель,
                          Жизнь дарит, а не смерть.

                          Беглец не крикнул "караул!",
                          Но в страхе занемог.
                          Ему десницу протянул
                          Сэр Ланселот и рек:

                          - Ни от сумы, ни от тюрьмы
                          Нигде зарока нет.
                          Вы рыцарь, рыцари и мы,
                          Ступайте нам вослед.

                          Сэр Substantive грозой смотрел,
                          Не человек - кремень,
                          Он видел, что беглец от стрел
                          Помчался, как олень.

                          - О мой великий суверен! -
                          Pronoun рек сквозь плач. -
                          Ну, мог ли я терпеть ваш плен,
                          Хоть тертый я калач!

                          На прошибанье стенки лбом,
                          Возможно, есть талант.
                          А что я мог, коль враг кругом,
                          Я, бедный лейтенант?..

                          Вновь рог зовет всех за собой,
                          И вверх весельчаки
                          Шагают горною тропой,
                          Надежны и стойки.

                          {* местоимение (англ.).}



                          Тяжел их труд, и взгорок крут,
                          Им эта не в ущерб.
                          И к замку воины идут,
                          Где скрыт был рыцарь Verb {*}.

                          Седин от мира не тая,
                          Он много повидал,
                          И каждый modus {1*} бытия
                          Он, как пять пальцев, знал.

                          Имел актив, имел пассив
                          Всех видов и сортов,
                          Легко оттенки изучив
                          У вкусов и цветов.

                          Авгур, он понял смысл того,
                          _Что было и что есть
                          В деянии_ - как божество,
                          Знал будущего весть.

                          Вот к замку подошел отряд,
                          Где ров и частокол.
                          Сэр Verb швырнул поверх оград
                          Ехиднейший глагол:

                          - Эй, кто там лезет на рожон?
                          Ведун военных дел.
                          Вождь наклонений и времен
                          На них собаку съел.
                          Когда на вас насядет он,
                          Едва ль кто будет цел!
                          - Второй собаки он не съест, -
                          Рек дерзко Ланселот.

                          И сэр Букварь, взглянув окрест,
                          Трубя помчал вперед.
                          - На штурм! - звенел один мотив.
                          Сэр Verb - сам гнев и стыд:
                          Был генерал Infinitive {2*}
                          Тотчас в бою убит.

                          Indicative {3*} послал указ:
                          Враг будет им сражен!
                          Imperative {4*} на этот раз
                          Возглавил эскадрон.

                          Сомненье с верою сплотив,
                          Шли два богатыря -
                          Potential {5*} пал, пал Subjunctive {6*}
                          Под пикой Букваря.

                          Со всех сторон врагом тесним,
                          Verb принял смерть свею,
                          И смерти причастился с ним
                          Сэр Participle {7*} в бою.

                          Adverb {8*} безропотно в обоз
                          Залез - и ни гугу,
                          А после, высунув свой нос,
                          Сам сдался в плен врагу.

                          Imperative забыл свой чин,
                          Наткнувшись на сюрприз:
                          Мал, да удал был каждый сын -
                          Все трое в плен сдались.

                          Сплотил Conjuction {9*} тот балет,
                          Рек Interjection {10*}: "И-и-х!.." -
                          Ведь Preposition {11*} дал обет
                          Быть впереди других...

                          Вновь рог трубит - окончен бей.
                          И вверх весельчаки
                          Шагают горною тропой,
                          Надежны и стойки.

                          {* глагол (англ.).
                          1* залог, наклонение (лат.).}
                          2* инфинитивное наклонение (англ.).
                          3* изъявительное наклонение (англ.).
                          4*   повелительное наклонение (англ.).
                          5* сослагательное наклонение (англ.).
                          6* условное наклонение (англ.).
                          7* причастие (англ.).
                          8* наречие (англ.).
                          9* союз (англ.).
                          10* восклицание (англ.).
                          11* предлог (англ.).}



                          Сэр Синтакс жил в густом бору,
                          Где рвать цветы любил {*},
                          И в кущах Муз их поутру
                          Своей красе дарил.

                          Его красой, его мечтой
                          Просодия была,
                          Как луч денницы золотой,
                          Как пряди струй, светла.

                          Красе отдать он обещал
                          Парнасский сад сполна.
                          Хотя порой не понимал.
                          Над чем ей власть дана:
                          О чувстве смысла он вещал,
                          О смысле чувств - она.

                          Но все же гармоничный дар
                          Их с Музами роднил;
                          На свете нет сильнее чар,
                          Когда двоих душевный жар
                          В одно соединил...

                          - Сдавайтесь, Синтакс! - рек Букварь. -
                          Сквозь ваш еловый бор
                          Сэр Ланселот помчит, как встарь,
                          И кончен разговор!..

                          Не стал сэр Синтакс возражать,
                          Хоть и кипел огнем.
                          Вновь Ланселот возглавил рать
                          С отважным Букварем.

                          ...Уж им Просодия поет
                          Там, где ручей в тени.
                          И чудилось, что голос тот
                          Небесному сродни.

                          Но выше долг велит идти
                          И выдержать искус...
                          И выросли на их пути
                          Врата священных Муз.

                          Этимология жила
                          У врат и - как всегда -
                          Плоды в округе собрала
                          И корни хоть куда.

                          Но, не сдержав печальных слез -
                          Настал и им черед, -
                          Букварь в кручине произнес:
                          - Прощайте, Ланселот!

                          Воздастся вам за все труды,
                          К себе вас кущи ждут,
                          И плодоносные сады
                          Там круглый год цветут...

                          Прощально рог трубит отбой,
                          И вниз весельчаки
                          Шагают горною тропой,
                          Отважны и стойки.

                          Надеждой сердце зажжено.
                          Мчит рыцарь по садам.
                          И новым песням суждено
                          Налиться, как плодам, -
                          Так может быть, когда дано
                          Пройти туда и вам.

     {*  Я  прибегаю  здесь  к  аллюзии:  эта  строчка служит иллюстрацией к
понятию  синтаксиса  (парафраз  из  поэмы Эндрю Марвелла "Сад" {7}) (Примеч.
автора).}




                       У севера свои напевы:
                       В луга льет солнце вешний мед,
                       Под арфу юноши и девы
                       Ведут веселый хоровод.
                       Дрозд на закате струнам вторит;
                       Пьянчуга с полным рогом спорит.

                       Напев с востока: брег молчит,
                       С гор к морю облако влечется;
                       В оковах льда ручей журчит,
                       Под сводом зала пламя бьется:
                       У принца в замке пир горой;
                       В хмель глупость прячется порой.

                       Напевы с юга: в летней сени
                       Так сладок слуху арфы звон,
                       Где кубок барду в нежном рвенье
                       Смущенной девой поднесен.
                       На падаль в_о_рон смотрит в_о_ром;
                       Свиная молодь зла на желудь.

                       Песнь с запада: сверкает брег
                       В осенней кипени прибоя;
                       И страж на башне злой набег
                       Узрит - и дрогнет ретивое:
                       Равнину ревом оглуша,
                       Взорвется вал, холмы круша.

                       Песнь с запада: волне могучей
                       Всей грудью старый кряж открыт;
                       И, в бешенстве дробясь под кручей,
                       Шальной прибой ревет навзрыд.
                       Когда бушует хлябь морская,
                       Защитой нам - земля благая.

                       Песнь с запада: а буря злей,
                       Охрипли вихри над пучиной;
                       И гнев небес, и гнев морей
                       Обрушился на брег пустынный.
                       Кто охранить себя не смог,
                       Тому поможет резвость ног.

                       Песнь с запада...




                       От суши отделяя воды,
                       Всевышний небо утверждал,
                       Защитник правды и свободы,
                       Земле Он радость даровал.
                       О Мелгон {1}! Твой простерся зал,
                       Рог чистым медом полон снова.
                       Но чей здесь принц печален стал
                       Вдали от очага родного?

                       Не пьет медовых струй пчела,
                       На это смертный лишь дерзает,
                       И в сладкий праздник у стола
                       Он ум и сердце погружает.
                       Трус выпьет рог и возмужает,
                       Счастливец рад хмельным сетям,
                       Несчастный слезы осушает,
                       Бард песнь возносит к небесам.

                       Спасен я Элфином однажды,
                       Он дал мне имя, хлеб и мед;
                       Пусть Мелгон утоляет жажду
                       И влагу пенистую пьет,
                       Иных не ведая забот:
                       Струею щедрой озаренный,
                       Он волю пленнику дает.
                       Моею песнью усмиренный.

                       Надежно мой амбар хранит
                       Вино и эль, мед и пшеницу;
                       Красавец с холки до копыт,
                       Мой конь под стременем резвится.
                       Восток наутро озарится,
                       Хозяин дом родной узрит,
                       А Мелгон медом насладится,
                       Пусть Бог в пирах его хранит.




                        Расцветает золотистый
                        Можжевельник-чаровник,
                        Где глядят на саван мшистый
                        Сохлый вереск и тальник;
                        Ягод падубных румянец
                        Рдеет сквозь зеленый глянец.

                        Перелив волны морской,
                        Попрыгуньи серебристой;
                        В черной впадине лесной
                        Перелив реки игристой;
                        Сквозь заснеженный простор
                        Перелив далеких гор.

                        Вдоль стремнины переливы
                        Колоннады ледяной:
                        В дерев_а_ поток бурливый
                        Брызжет пенистой волной;
                        Прядь хрустальную украдом
                        Ясень вьет над водопадом.

                        Пир приходит в отчий дом,
                        Слышны песни переливы;
                        Ратник снял стальной шелом,
                        Нет у вьюги снежной гривы.
                        На стене - копье и щит,
                        Блик огня на них дрожит.

                        Факел в зале полыхает,
                        Зимней ночи свет даря;
                        В жарком пламени играет
                        Меда яркая струя;
                        И с улыбкой дев зимою
                        Белый свет светлее втрое.

                        Дверь закрыта, пир идет,
                        Полон рог, и арфа - в песне;
                        Дар зимы - любовь и мед,
                        Смех в пламя в сладкой бездне.
                        На стене сверкает меч,
                        Ждет к весне кровавых сеч.




                        Мерлин {2} в дар принять был рад
                        Дивный яблоневый сад;
                        На зеленом косогоре
                        Расцветал он на просторе
                        В неге солнечных лучей,
                        Где, журча, бежал ручей.

                        Под горой ручей певучий,
                        Над горою сад кипучий,
                        И на всем земном пути
                        Краше сада не найти;
                        Гул пчелы и посвист птицы
                        Вечно в яблонях таится.

                        Под зеленою листвой
                        Чуден цвет их молодой,
                        И отрадная прохлада
                        В зной живет под кущей сада,
                        Где лучей небесный мед
                        Золотит душистый плод.

                        Ясным днем и ночью хмурой
                        Глойе, нимфе белокурой,
                        Сад приказано беречь -
                        Он дар Гвендола, чей меч
                        В удалой деснице боле
                        Не сверкнет на ратном поле.

                        Шло сраженье по стране -
                        Сад спал в мирной тишине,
                        Полководцы забывали
                        В нем пор все свои печали,
                        В песни Мерлина влюблен,
                        Забывал король свой трон.

                        Эхо я из рощи слышу,
                        Злой топор стучит все ближе,
                        И упал тревожный взор
                        На зеленый косогор:
                        Уж не стал ли кто под кущей
                        Вырубать мой сад цветущий?

                        Дивен яблоневый сад.
                        Цвел он много лет подряд,
                        А теперь земля святая -
                        Оголенная, пустая;
                        Хоть жива былая честь,
                        Сердцем чую злую весть.

                        Пусть грядет колючей тучей
                        В сад мой плевел неминучий,
                        Но из горя и беды
                        Встанут сладкие плоды,
                        Ветер в них повеселится,
                        Если сад мой возродится.




                                Август, 1842
                           Вспоминая август 1807

                       Упал луч солнца в сон и тлен
                       Забытых и печальных стен,
                       В его луче хранили след
                       Все тридцать пять утекших лет.

                       Мир стар, но, может, правда в том,
                       Что стены в уголке святом,
                       Застыв без крыш и без аркад.
                       Давно не ведают утрат;
                       И лес, и дол, и хладный ключ -
                       Их греет тот же летний луч;
                       Крутя незримый жернов впрок,
                       Журчит, как прежде, водосток.
                       И мне почудилось, что здесь
                       Соединил вечор и днесь,
                       Как берега - высокий мост,
                       Тот луч во тьме веков и верст,
                       Найдя над страшной бездной твердь,
                       Чтоб слить в пространстве жизнь и смерть.

                       Но в нерушимости на миг
                       Утрату я душой постиг:
                       Подслушать шепот ветерка
                       И луч узреть издалека
                       Не может та, что здесь была
                       И стены ветхие нашла.

                       Пусть бесконечен луч времен,
                       Я к ней как будто возвращен,
                       И в тайный скит своей души
                       Я спрячу лик ее в тиши.
                       Бессильны передать слова
                       Святую прелесть волшебства,
                       Чей голос - песнь души моей,
                       Чьи очи - луч моих ночей.
                       Надежда ложью стала вновь,
                       Но только истиной - любовь.



       
     В основу настоящего издания в части,  касающейся  романов  Томаса  Лава
Пикока, положен текст наиболее полного на сегодняшний день и компетентного с
точки зрения аппарата десятитомного собрания сочинений писателя под ред.  X.
Ф. Д. Бретт-Смита и С. Е. Джонса, вышедшего в Лондоне ограниченным тиражом в
675  экземпляров  в  1924-1934  гг.  (Халлифордовское  собрание   сочинений)
{Peacock Thomas Love. The Works: In 10 vols / Ed. by H. F.  B.  Brett-Smith,
a. C. E. Jones. L.; N. Y., 1924-1934. (Halliford edition).}.  Составитель  и
переводчики также пользовались  двухтомным  собранием  "Романы  Томаса  Лава
Пикока" под ред. Дэвида Гарнетта {Peacock Thomas Love. The novels: In 2 vol.
/ Ed. with Introd. and Notes by D. Garnett. L.; Rupert Hart Davis, 1948.}, в
котором  были  сделаны  некоторые  текстологические   уточнения,   а   также
усовершенствован аппарат.
     Что касается эссеистического наследия  Пикока,  здесь  за  основу  взят
текст издания "Томас Лав  Пикок:  воспоминания,  эссе,  рецензии"  под  ред.
Хауворда Миллза {Peacock Thomas Love. Memoirs of Shelley  and  Other  Essays
and Reviews / Ed. by H. Mills. L.; Rupert Hart Davis, 1970. 240 p.}, которое
является первым полным собранием нехудожественной прозы писателя.
     Стихотворения  Пикока,  данные  в  разделе   "Приложения",   взяты   из
Халлифордовского собрания сочинений писателя.


 
     "Сэр  Букварь,  или  Как   рыцарь   Ланселот   отправился   в   поход",
"грамматико-аллегарическая баллада", как ее определил Пикок,  была  написана
перед путешествием в Шотландию в 1813 г. Баллада предназначалась для детей и
вышла в 1814 г. в серии "Юношеская библиотека". Балладу  по  желанию  Пикока
сопровождали  иллюстрации  Корболда,  одна  из  которых  воспроизводится   в
настоящем издании. Баллада пользовалась  большой  популярностью  и  за  пять
последующих  лет  выдержала  пять  изданий.  Переиздавалась  она  и   позже.
Шутливое, комическое содержание не помешало, однако, Пикоку вложить в нее  и
серьезные  мысли,  касающиеся  образования,  которое,   по   его   глубокому
убеждению, не должно было превращаться в муку для "юных умов", но непременно
должно  было  включать  в  себя  элементы  игры,  само  же  обучение  должно
происходить на лоне природы. Приблизительно во  время  работы  над  балладой
Пикок пишет: "Юное существо, которое не знает сельского пейзажа,  но  читает
дивные описания Гомера и Вергилия в  шумном  населенном  городе,  не  ощутит
красоты языка, в его сознании не  возникнут  необходимые  образы.  Но,  если
умная рука уведет его из города на лоно природы, если она поместит его  там,
где когда-то  жили  и  писали  наши  великие  поэты,  он  непременно  ощутит
вдохновенную любовь, заключенную в их  волшебных  строках,  а  это,  в  свою
очередь, лишь будет способствовать великим задачам образования и обязательно
принесет должные плоды, когда молодой человек достигнет зрелости"  {Цит.  по
кн.: Felton F. Thomas Love Peacock. L., 1973. P. 83.}.
     В намерения Пикока, когда он ушел в отставку, входило открыть небольшую
частную школу, где бы он мог осуществить свои педагогические замыслы. Однако
этому проекту было не суждено сбыться, но своих детей и  детей  знакомых  он
учил, сообразуясь со своей педагогической программой, чаще всего  на  свежем
воздухе, в непринужденной обстановке.
 
     1  Рыцарь  Ланселот.  -  Сюжеты  артуровского  цикла  часто  привлекали
внимание Пикока. В 1817 г. он вновь обратился к  нему  и  написал  еще  одно
стихотворение для детей "Круглый стол, или Пир короля  Артура".  Ланселот  -
один из рыцарей Артура, не раз отправлявшийся на поиски  Священного  Грааля;
символ благородства, отваги, верности и мужества.
     2 И вот трубит он у ворот / В рог сэра Букваря... - здесь  обыгрывается
непереводимая игра слов: по-английски "hornbook" означает  "азбука  в  рамке
под тонкой роговой пластинкой".
     3 В строю все двадцать шесть солдат... - Речь  идет  о  двадцати  шести
буквах английского алфавита.
     4 "Я "The", а это брат мой "А"", - пришелец отвечал..." - В  английском
языке существует два артикля: неопределенный "а", который употребляется  для
обозначения  какого-либо  предмета  вообще,   определенный   артикль   "the"
характеризует конкретные предметы.
     5 И Падежами - трех... - Имеются в  виду  три  падежа,  существующие  в
английском языке, - именительный, косвенный и притяжательный.
     6 "Но "I" и "U" - стройны, как ель..."  -  Пикок  выбирает  эти  буквы,
потому что в произношении они звучат как местоимения "я" и "вы".
     7  Из  поэмы  Эндрю  Марвелла  "Сад"  -  Эндрю  Марвелл  (1621-1678)  -
английский  поэт-метафизик.  В  его  творчестве   немалое   место   занимают
стихотворения, прославляющие красоту природы; к такому жанру относится и его
поэма "Сад".
 
     Стихотворения Пикока "Песнь четырех ветров", "Медовая песня Талейсина",
"Блистание зимы", "Яблоневый сад Мерлина" создавались в  период  с  1819  по
1824 г., затем вошли в его роман "Страдания Элфяна" (1829).
     По поводу "Песни четырех ветров" Пик"л" писал,  что  это  стихотворение
является переложением старинной шотландской поэмы, где он пытался соблюсти и
особую  организацию  стиха:  в  каждой  строфе  повторяется  основная   идея
"напева".
     Кельтские предания определили  содержание  и  других  стихотворений.  В
"Медовой  песне  Талейсина"  воспроизводится  история   чудесного   спасения
Талейсина (или Талиесина), впоследствии ставшего  знаменитым  бардом.  Принц
Элфин, сын короля Гвинедда, с разрешения отца ловил рыбу в  реке  Доуви,  но
улова никакого не было. Элфин было уже собрался оплакать свою  неудачу,  как
вдруг заметил, что в его сети попал кожаный мешок. Открыв его, он нашел  там
мальчика, лицо которого излучало свет (отсюда и имя  Талейсин  -  светящееся
чело). Талейсин принес не только удачу  и  благополучие  принцу  Элфину,  он
прославил его двор, став одним из лучших бардов принца.
 
     1 Мелгон - король Северного Уэльса, жестокий воин и страстный  охотник,
противник Элфина. В дни мира любил пировать, слушая своих бардов.
     2 Мерлин... - Исторический Мерлин был  одним  из  уэльских  бардов.  Он
родился приблизительно в конце V в., был учителем многих  поэтов  и  певцов,
придворным  бардом  короля  Артура.  Пикок  сознательно  смешивает  в  своем
стихотворении два предания: о Мерлине-барде и  Мерлине-волшебнике,  которые,
хотя в некоторых деталях  и  восходят  к  одному  источнику,  тем  не  менее
повествуют о разных персонажах. Отсюда  в  стихотворении  Пикока  появляется
меч.  Видимо,  подразумевается  знаменитый   Экскалибур,   который   охранял
волшебник Мерлин и передал затем юному королю  Артуру.  Яблоневый  сад,  как
отмечал сам Пикок, "мистический образ в  друидизме".  Яблоня  -  мистическое
растение друидов, сакральное по своему значению, восходит к древу жизни. Его
плоды, яблоки, - символы живоносности.
 
     "Ньюаркское аббатство" было написано в 1842 г., когда Пикоку было почти
60 лет, но опубликовано впервые лишь двадцать лет спустя.  Во  время  своего
пребывания в Нижнем Халлифорде Пикок часто гулял в окрестностях  Ньюаркского
аббатства, где когда-то познакомился с Фанни Фолкнер, см. также предисловие,
с. 363.

                                                                  Е. Гениева

Популярность: 16, Last-modified: Thu, 03 Nov 2005 09:07:24 GMT