---------------------------------------------------------------
     © Copyright Евгений Козловский.
     WWW: http://ekozl.ru
     Date: 09 Apr 2015
---------------------------------------------------------------

     Принцесса
     сценарий четырехсерийного телевизионного фильма
     Общая подложка под титры всех четырех серий:

     ...Вечер, зима, метель...
     ...Один из московских аэропортов...
     ...Погода  на грани летной:  аэропорт могут вот-вот  закрыть,  но  пока
самолеты выпускают и принимают...
     ...Едва   пробивая  носовым   прожектором  мешанину   пляшущего  снега,
снижается Ту-154, бежит по полосе...
     ...Диспетчер в своем стеклянном скворечнике говорит в микрофон:
     -- Борт 1926, борт 1926, взлет разрешаю. Как поняли?
     Пилот в кабине самолета отвечает:
     -- Понял, спасибо, -- и поворачивает рычаг...
     ...Махина самолета трогается с места и уходит вдаль по взлетной полосе,
-- сквозь сетку снега...
     ...тяжело отрывается от земли...
     ...исчезает   наверху:  только   цветные   лампочки  мигают  на  концах
крыльев...
     ...Громоздкий грузовик, подобравшись к самолету, останавливается...
     ...выпускает рабочих...
     ...и   они   окатывают  крылья   и   фюзеляж   из  мощных  брандспойтов
размораживающей жидкостью...
     ...куски льда слетают с дюралевых поверхностей крыльев...
     ...В ярком  свете  прожектора подкатывает к самолету, к двери  которого
уже подогнан трап, пассажирский автобус...
     ...и  пассажиры,  прикрываясь  руками  от  ветра,  выходят  на открытое
пространства поля...
     ...толпятся у трапа...
     ...начинают подниматься в салон...
     ...И снова какой-то самолет, пробивая прожектором снежную мглу, идет на
посадку...
     ...касается колесами заснеженной полосы...
     ...Диспетчер в скворечнике говорит в микрофон,
     -- Борт 2874, посадку разрешаю... посадку разрешаю...
     ...Сквозь пляшущие снежинки едва пробивается свет окон аэровокзала...

     ...На этом фоне прошли главные титры, завершающиеся заголовком:

     "СЕРИЯ ТРЕТЬЯ. УЛ?Т"

     ...Но на сей раз камера не ушла из здания  аэровокзала, а поехала через
него, чтобы  подхватить  входящую  в зал Верховного  Совета  компанию  наших
героев: Вадима, Машу, Резо, Тамар и двоих эстонцев...
     -- Машка!  -- бросилась навстречу Маше одетая в изящную  аэрофлотовскую
форму длинноногая блондинка, хозяйка ли, дежурная ли по залу...
     -- Наташка! -- бросив сумку на пол, побежала навстречу подруге Маша...
     ...Они, держась руками, внимательно осматривали друг друга:
     -- Ну похорошела!
     -- А ты... точно! -- настоящая принцесса!..
     -- Вот, Вадимчик, знакомься: Наташка! Моя лучшая школьная подруга...
     -- Ага, лучшая, --  сказала Наталья. -- То-то уже  лет шесть времени не
найдем встретиться...
     -- Суета, -- развела Маша руками. -- И твои  комплексы:  мол, не хочу к
элите примазываться...
     -- Вадим... А я вас знаю... Ну, то есть, в кино видела...
     -- А-га, -- подтвердил Вадим,  -- я тоже. Видел  себя в кино. -- Как же
ты, Мария, так удачно смену подгадала?
     --  Я  не  подгадывала,  --  сказала  Маша.  --  Я  Наташку подмениться
попросила.  Ты  что  думаешь,  что если  я  мишинская  внучка, так  мне  все
привилегии политбюро автоматически полагаются? Зал Верховного Совета, кортеж
автомобилей...  Может,  еще оркестр и парочку членов ЦеКа  на взлетном поле,
чтоб  шляпами  махали?..  Мне  у деда чего-нибудь эдакое выцарапать  -- себе
дороже получается. А тут, видишь -- самая настоящая Наташка!
     --  А  слышали  анекдот? -- врезался в  диалог  Резо,  --  как  Брежнев
какого-то африканского президента провожает?  Самолет уже взлетел, а  он все
стоит  на  поле  и  шляпой  машет.  А потом  чмокает  и говорит: "Может, как
политический деятель он и говно, но целу-у-ется..."

     ...Топтуны  сидели в "Волге" и  смотрели  на ярко освещенные, прикрытые
полупрозрачными шторами окна Зала Верховного совета.
     --  Ну и что?  -- спросил майор Степанцов. -- Так мы  тут до  самого их
ул?та просидим?
     -- Ну ты у меня и филолог, Степанцов! -- сказал Филипченко. -- Ул?та...
До отлета... До взлета... До  вылета... А ул?т... Улет -- это совсем другое.
Ул?т,  --  это когда...  -- и  майор  Филипченко сделал  неопределенный жест
рукой, куда-то туда, вверх, сквозь крышу "Волги"... Ул?т -- это ул?т!
     -- А, может,  я именно это и имел в виду, --  выдержав некоторую  паузу
сказал Степанцов. -- Может у них как раз... ул?т?
     -- Может-то может... Только в виду ты имел все же не это...
     -- Но странно все-таки, что им это позволяют... -- протянул  Степанцов.
-- Ты точно -- докладывал?
     -- А что, я  похож  на  самоубийцу? И  потом: откуда ты  знаешь, что им
позволяют, а что -- нет?  А  что нас с тобой в  известность не поставили, --
так это мы еще чинами не вышли...

     ...По  рублевке  ехал  "черный"  кортеж: мигалки, машины сопровождения,
темно-серый ЗИЛ посередине...

     ...Гаишники давно  перегородили шоссе и  ждали,  когда кортеж проедет и
можно будет возобновить движение...

     ...автомобили, сдержанные красными огнями  светофоров, уныло  топтались
на месте, отравляя воздух выхлопными газами...

     ...Кортеж  сделал  резкий  левый  поворот  и, проехав  с  километр,  не
притормаживая,  свернул   в  ворота  забора,  огораживающего  темный  массив
парка...
     ...сквозь деревья которого светился многоэтажный больничный корпус...
     ...ЗИЛ  остановился  возле главного  подъезда, шофер  распахнул  заднюю
дверцу,  которая  и  выпустила  Мишина  в  сопровождении  какого-то   не  то
охранника, не то референта...
     ...Мишин огляделся и заметил припарковавшийся неподалеку еще один ЗИЛ.
     -- Сергей Сергеич? -- поинтересовался тихим голосом у референта.
     -- Он, -- ответил тот.
     --  Вот ведь!  -- сказал,  как  выругался,  Мишин.  -- И  откуда ж  они
узнавать-то успевают?! -- и пошел к подъезду...
     ...где его уже поджидал, распахивая дверь, человек в белом халате.
     ...Мишин демократично протянул ему руку для рукопожатия:
     -- По-прежнему?
     -- А  сейчас уже ничего и  не  изменится, -- ответил  врач.  --  Смерть
мозга...
     -- Ну, а сам-то?
     -- Сам-то... Самого-то  мы  можем продержать на  приборах и  неделю,  и
месяц... Может, и год-другой... Только он уже... уже не сам...  Так... некий
биологический  комплекс.  Повторяю:  биологический, а не психобиологический.
Декортикация...
     -- Ну-ну,  --  сказал Мишин. --  Ну,  пойдемте, посмотрим...  --  и они
скрылись за поворотом длинного коридора...

     ...К зданию аэровокзала подкатило такси, выпустив торопящегося человека
лет тридцати с небольшим, который тут же и скрылся за стеклянными дверями...
     ...Огляделся в зале, посмотрел на табло отлета, на часы...
     ...и двинулся к одной из стоек регистрации...
     ...  --  Девочки,  на  сухумский  что-нибудь  осталось?  --  спросил  у
регистраторши.  --  Позарез  надо: жена рожает,  -- и протянул удостоверение
"Аэрофлота". Я сам пилот, только  что в Быково  приземлился. Позвонил, --  а
она уже рожает...
     -- Поздравляю, -- сказала регистраторша. --  Только  боюсь,  что...  --
полистала странички  регистрации. -- Они  сегодня как с цепи сорвались, хуже
чем в сезон... Не-ка... ничего... Даже откидные продали...
     -- Ну, я, может, подожду... Мало ли... кто на регистрацию не придет...
     -- Подожди,  конечно,  только... Иди лучше к  экипажу,  может, в кабину
возьмут...
     -- Не, в кабину  -- не возьмут, сейчас с этим делом у нас  такие  пошли
строгости. Но к экипажу -- схожу. Они уже прибыли?..
     -- Вроде... Это вон туда, на второй...
     --  Да я знаю, летал  и  отсюда...  --  и кандидат в  папаши  побежал к
лестнице на второй этаж...

     ...а к  регистрационной стойке подошла дама  тридцати с небольшим  лет,
держащая за руку шестилетнего мальчугана...
     ...Их сопровождал невысокий мужчина...
     ...Дама положила билет и паспорт на регистрационную стойку...
     ...Регистраторша глянула вопросительно на мужчину:
     -- А вы что, не летите?
     ...Стоявший  вдалеке, с небольшим чемоданчиком в  руке элегантно одетый
мужчина  с седыми  висками как  бы  невзначай, однако  внимательно глядел на
компанию у стойки регистрации...
     ...Дама украдкой глянула в  его сторону и чуть  заметно, одними губами,
улыбнулась...
     ...Мужчина ответил ей...
     -- Не-а, -- покачал сопровождающий даму  мужчина головой. --  Провожаю,
-- и приобнял малыша.  -- Сказать честно, я зимнего юга не понимаю. Но  вот,
Лиза... -- и кивнул на жену.
     -- А я -- понимаю! -- резко сказала Лиза. -- Я понимаю, что Митя каждую
московскую зиму улетает в месячный грипп, с разными осложнениями...
     --  Да  я  ж  разве...  против?  Я  --  так,  --  попытался оправдаться
мужчина...

     ...Пробка вылетела из  шампанской  бутылки  с  демонстративным  шумом и
достигла не низко висящего потолка Зала Верховного Совета...
     ...Пенящееся вино полилось  в бокалы,  протягиваемые к  бутылке  нашими
героями!..
     -- За новобрачных! --  с благородным эстонским акцентом сказал  Вайо, в
смокинге, с бабочкой...
     -- За новобрачных!
     -- За новобрачных!
     -- Как-то... вроде... горько, -- прокомментировал Урмас.
     -- Горько!
     -- И впрямь -- горько!
     ...Резо и Тамар принялись целоваться...
     -- Раз! -- принялся считать Вайо, -- два...
     -- Три... четыре... пять... -- подхватили присутствующие...
     ...Маша, практически даже не пригубив, отставила бокал...
     -- А ты чего не пьешь? -- тихонько спросила Наташка.
     --  Мне, вроде,  не слишком  полезно, -- улыбнулась Маша и скосилась на
свой живот...
     -- Ой! -- вскрикнула Наташка. -- Залетела, что ли?
     -- Не-а, -- покачала Маша головой. -- Захотела...
     -- Так ты, что ли, замужем?
     -- Что ли нет...
     -- А чего?
     -- Не берут...
     -- Кто это тебя не берет? -- поинтересовался Вадим,  прислушивавшийся к
разговору...
     ...а Вайо тем временем выстрелил в потолок пробкой очередной бутылки...
     -- Ну ладно, -- согласилась Маша. -- Берет. А дед -- не разрешает...
     --  Ой! -- сплеснула руками Наташа. -- Как  интересно-то! Прям' кино! И
чего ж вы делать-то будете?
     -- А! -- сказала Маша. -- В Турцию вот сейчас  самолет угоним  -- там и
поженимся!   Шутка,   конечно...   Самолет-то   как,   по   расписанию?   Не
задерживается? -- глянула на изящные, миниатюрные часики.
     -- Вроде, по расписанию. Сейчас узнаю, -- и Наташка пошла к телефону...

     ...А  над  залом  аэровокзала тем временем  разнесся  маловнятный голос
объявляльщицы:
     --  Внимание! Заканчивается регистрация  пассажиров на рейс "Аэрофлота"
номер сто сорок девять: "Москва--Сухуми"...
     ...Народ  в  зале зашевелился, поднимаясь с  кресел, двинулся к  стойке
регистрации...
     ...Двинулся и элегантный мужчина с седыми висками...
     ...и  молоденький солдатик,  под распахнутой шинелью которого был виден
университетский  "ромбик":  за  солдатиком  семенила  интеллигентного  вида,
довольно скромно одетая женщина: очевидно -- мама...
     ...и строго одетая, целеустремленная женщина, -- из тех, кого лет через
пятнадцать станут называть "бизнес-вумен"...
     ...и низенький толстячок в круглых очочках с очень сильными линзами...
     ...и три монахини в черных апостольниках...

     ...Мрачный мужик, сидевший рядом с амбалом, прикованный к нему цепочкой
наручников  и  внешне  несколько  похожий на Амбала, встал, потянул  Амбала,
сказал:
     -- Пошли, пора...
     ...Они поднялись с  сидений, причем заметно было, как  неохотно следует
за мужиком Амбал...

     ...Мишин,  сопровождаемый референтом  и  встречавшим у входа  в клинику
Профессором, прошли  длинным белым коридором, перегороженным  арками дверных
пролетов,  возле каждого из  которых  стояло по паре вооруженных охранников,
отдававших честь...
     ...оказались  в   просторном  белом  холле,  уставленном  декоративными
цветами и деревьями...
     ...Там, на креслах, сидели двое: Сергей Сергеевич и какой-то старикан с
палочкой в руке и больничной пижаме.
     -- Тут как тут,  значит,  -- громко констатировал Мишин, не отвечая  на
приветствия присутствующих. -- Ну  и что  вам,  Сергей Сергеевич, так срочно
здесь понадобилось?
     -- Мне? Н-ничего, -- пожал плечами Рогачев. -- Приехал навестить. Вы-то
ведь знаете, что это Николай Юрьевич, -- кивнул Рогачев на закрытую палатную
дверь,   --  вытащил  меня  в  Москву.   В  Политбюро   ввел.  Или   чувство
привязанности...  чувство  благодарности... так  сказать, признательности...
неизвестно  вам  вовсе? Или  я,  по-вашему,  недостаточно  полноценный  член
Политбюро, чтобы позволить себе навещать Генерального Секретаря, когда...
     -- Когда вас  позовет сердце, понимаю,  -- перебил его Мишин. -- Только
почему ж оно, интересно, зовет вас как раз в самый критический момент?
     --  А что, разве момент  -- самый критический?  --  почти  естественным
тоном осведомился Рогачев.
     Мишин незаметно глянул на Профессора вопросительно...
     ...тот так же незаметно отрицательно кивнул...
     -- Увы, --  скорбно сказал  Рогачев,  --  в последнее  время  у Николая
Юрьевича -- все моменты критические.
     -- К  сожалению, -- столь же скорбно согласился Мишин.  --  Ну  хорошо,
навестили благодетеля -- поезжайте домой.
     --  Если   бы  навестил,  --   пожаловался  Рогачев.  --  Профессор  не
допускает...
     -- Ну,  -- сказал Мишин,  -- медицине виднее. -- Всеволод Всеволодович,
-- обратился Мишин к Профессору.  -- Личная просьба: когда Николаю  Юрьевичу
станет легче, -- лично сообщите об этом Сергею Сергеевичу.
     -- Непременно, Владимир Николаевич, непременно... лично...
     -- Так  что,  Сергей  Сергеевич, всего доброго,  --  двинулся  Мишин  к
Рогачеву и едва ли не насильственно пожал ему руку...
     ...Тот, пожимая плечами, пошел к выходу, бурча под  нос,  но  так,  что
Мишин при желании мог бы услышать:
     -- Будто вы,  Владимир Николаевич, главнее в  Политбюро, чем другие его
члены... Все животные равны, только одни более равны, чем другие...
     ...Когда Рогачев исчез за дверьми  холла, Мишин направился к старикану,
который, опираясь на палочку, встал навстречу, протянул руку:
     -- Владимир Николаевич!
     --  Афанасий Устинович, --  ответно пожал руку старикану  Мишин. -- Как
самочувствие-то?
     -- Как у зайчика! -- хохотнул старикан. -- Выписывают...
     ...Мишин  глянул   на  Профессора,   тот  изобразил  на  лице  гримасу,
истолковать которую однозначно было бы затруднительно.
     -- А чего ж здесь-то толчетесь? Скучаете, что ли?
     -- Н-ну... мало ли... вдруг Николаю Юрьевичу  поболтать захочется... Мы
ж с ним все же... старые друзья...
     --  М-да... -- как  бы согласился  Мишин. -- Как там у Галича? "Я возил
его, падлу, на "Чаечке", = И к Маргошке возил, и в Фили..."
     -- У кого, вы сказали?
     -- У Галича. Но это -- не важно... Я хотел сказать, что печально, когда
чуть  ли не единственным другом умирающего человека  оказывается  его личный
шофер...
     -- Шофер! --  обиделся старикан. -- Когда ж  это было?! Шофер! Я, между
прочим,  старейший  член  Политбюро.  Шофер...  Ладно,  пошел я.  К  выписке
готовиться, -- и старикан захромал к выходу.
     Мишин с Профессором остались в холле одни.
     -- А ведь Рогачев не просто так сюда прискакал, а? -- сказал Мишин.
     -- Не просто... -- согласился Профессор.
     -- И кто ж, интересно, ему стукнул?
     Профессор пожал плечами под пристальным взглядом Мишина.
     -- Ну что ж, пройдем? -- предложил Мишин, кивая на палатную дверь.
     -- Давайте, -- согласился Профессор...

     ...Они  вошли  в  огромную,  едва  освещенную  комнату-палату,  где  на
посверкивающей   никелированными  деталями  кровати   лежал  человек,   весь
обвешанный трубками и проводами...
     На стуле рядом скорбно сидела медсестра, время от времени поглядывая на
экраны осциллографов.
     ...Мишин подошел поближе к больному и долго всматривался...
     ...в его вполне уже мертвое лицо...
     -- Ты  выйди на минутку, -- сказал  Мишин, обращаясь к медсестре. -- Мы
тут... с профессором...
     Медсестра взглянула  на Профессора,  -- тот чуть  заметно кивнул,  -- и
покинула палату...

     ...  -- Давайте паспорта,  билеты,  сбегаю -- зарегистрирую, -- сказала
Наташка и принялась собирать у наших героев документы. -- Багаж есть?
     -- Только сумочки...  --  сказал  Урмас.  -- С собой,  в кабину,  --  и
выставил свою тяжелую спортивную сумку.
     --  Ну, хорошо, --  сказала  Наталья.  --  Не скучайте тут без меня.  Я
скоро.  Телевизор  вон можете  посмотреть,  --  кивнула  на  огромный  экран
заграничного телевизора и исчезла в боковой дверце...
     ... -- Урмас, -- подошел Резо к  эстонцу и шепнул ему на ухо. -- Я тебя
очень прошу: без самодеятельности. Как договаривались...
     -- Зам?тано, начальник, -- чуть хохотнул Урмас...

     ... -- Внимание! Закончилась регистрация пассажиров на рейс "Аэрофлота"
номер сто сорок девять: "Москва--Сухуми"... -- прогудело  над  залом,  и как
раз в это мгновенье...
     ...в него влетели крепкий мужичок в лисьей шубе с довольно  объемистыми
чемоданами в руках...
     ...и  его спутница,  очевидно  --  жена, тоже  --  в  шубе,  тоже --  с
чемоданами...
     -- Слышишь? -- спросила. -- Закончилась! Опоздали!
     --  Ни хрена-а... --  отозвался  мужичок.  -- Чтоб мы, да  опоздали? Из
самой Воркуты...  Ну-ка, где  тут? --  огляделся  мужичок  кругом и  обратил
внимание на  стойку,  с которой  регистраторша как раз  убирала табличку. --
Пошли! -- и резко рванул к стойке...
     -- Э! Постойте!  -- закричал, возвращая ушедшую уже было регистраторшу.
--  А мы?! Не по своей вине, между прочим: самолет из Воркуты на четыре часа
задержали!..
     ...Регистраторша вернулась к стойке:
     -- Ладно,  давайте... чего  уж тут с вами поделаешь... Только багаж уже
ушел -- придется чемоданы в салоне размещать...
     -- Тоже -- напугала! -- сказал мужичок. И не такое таскали...

     ...В просторном салоне ЗИЛа, проносящегося улицами Москвы, Рогачев снял
трубку с аппарата спецсвязи, нажал на кнопочку, послушал:
     -- Ну что, улетели? -- спросил...

     ...Генерал  сидел   в  полутьме,   едва   нарушаемой   бликами  площади
Дзержинского, в своем кабинете, не зажигая света  и,  сняв трубку, глянул на
часы:
     -- Нет еще. Скоро. В восемнадцать сорок пять...

     Экипаж  самолета: командир, второй пилот, штурман и две бортпроводницы,
--  сидели  в  мягких  креслах  специальной  уютной  комнаты на втором этаже
аэровокзала и пили кофе:
     --  Тебе еще, Коля?  -- спросила высокая бортпроводница,  блондинка,  и
подошла к командиру.
     -- Спасибо, Люсенька, с удовольствием... Войдите! -- крикнул  на робкий
стук в дверь...
     ...Дверь приоткрылась, явив за собой  того самого летчика, у которого в
Сухуми рожала жена, -- в руках у летчика был огромный букет цветов.
     -- Поклонник пожаловал? -- осведомился штурман. -- Ну и к которой же из
вас? -- оглядел обеих стюардесс, высокую и маленькую, ладненькую. --  Боюсь,
что к Валентине...
     ...Маленькая прыснула...
     -- Я это... -- довольно робко вступил топчущийся на пороге летчик. -- У
меня в Сухуми -- жена рожает. А  я... Я тоже -- пилот. Только вот из Пскова,
в Быково приземлились. А мест -- нет. Может, возьмете?
     --  Жена,  говоришь,  рожает?  -- переспросил командир. -- Вот тАк вот,
Валентина. А ты губки раскатала! Заходи, заходи... Кофе будешь?
     Летчик вошел в комнату, прикрыл дверь...
     -- Спасибо...
     -- Валентина, налей шкиперу кофейку. Как звать-то?
     --  Олег, -- сказал летчик.  -- Вот, --  и сунул командиру  свое летное
удостоверение...
     ...Тот взял, посмотрел внимательно, сверил фотографию с лицом.
     -- Повезло тебе, Олег. Мне  вот  только  что  позвонили, что наш гебист
сегодня не летит. У него тоже, наверное, -- хохотнул, -- жена рожает...
     -- Как же? -- удивился Олег. -- И они не заменили?
     -- Знаешь, -- сказал командир. -- У меня такое чувство, что они  решили
от этой  затеи отказаться вообще. Экономят. Да оно и верно. Плохо мне как-то
верится, что, в случае чего, этот дежурный гебист поможет...
     -- Гебисты, гебисты... -- вмешался  штурман. -- Лучше б  экипажу оружие
выдали,  все  толку больше было  б. Когда  себя защищаешь  -- совсем  другое
дело...
     --  Не знаю,  -- сказал Олег. -- Я не уверен. Видишь... -- обратился ко
второму пилоту. -- Тебя, кстати, как звать?
     -- Женя...
     --  Видишь, Женя. Стрельбе в человека отдельно  учить  надо. Тут особые
дела... Я вот не уверен, что сумею  нажать на спуск. То есть, я все понимаю,
конечно... но... вот... не уверен...
     -- Нас же ведь учили... -- сказала Люсенька.
     -- Учили по мишеням стрелять, -- сказал Олег. -- Так ведь?
     -- А по чему же еще? -- довольно риторически поинтересовался штурман.
     --  Вот... А  человек -- это совсем  другое  дело. И  мне кажется,  что
лучше, если летчики... вообще... экипаж... уметь этого и не будут...
     -- Что  касается меня, -- сказал штурман, -- я сам о  себе позаботился.
Во,  смотри,  -- и извлек  из-под кителя  небольшой,  ладный наган, протянул
Олегу...
     ...Тот взял оружие в руки...
     -- Как? -- спросил у командира. -- И вы не возражаете?
     -- Игрушка, -- отозвался штурман. -- Из Германии привез. Газовый. А при
случае -- впечатлит...
     -- Лучше б уж случая  не случилось бы,  -- вмешался командир. -- Ладно,
Олег,  считай, что тебе повезло. Место для тебя освободили.  Так что садись,
пей кофе!.. Или тебе сегодня  чего покрепче полагается? Вася, -- обратился к
штурману. -- У тебя там, кроме наганчика, ничего крепче кофе не припасено?
     --  Да  у меня вот... с собой...  --  радостно-смущенно извлек  Олег из
кармана  плоскую  фляжку коньяку. -- Может, по маленькой? Ну это...  радость
разделить, а?..

     ...Мишин с Профессором продолжали стоять  над искусственно  живым телом
Распопова...
     ... -- Значит, говорите, мозговая деятельность не восстановится ни  при
каких обстоятельствах...
     ...Профессор развел руками...
     -- Ну что ж, -- сказал Мишин. -- Тогда -- отключайте...
     ...Профессор поглядел на Мишина странным,  не то  вопросительным, не то
осуждающим, взглядом.
     -- Отключайте-отключайте, -- кивнул Мишин, давая  понять, что Профессор
понял его правильно. -- Всю ответственность беру на себя...
     --  В смысле... --  замялся  Профессор, --  письменное  распоряжение...
решение Политбюро...
     -- В смысле,  --  чуть прибавил Мишин металла в голос.  -- В  смысле --
отключайте. Ну или покажите где... Я сам...
     -- Вот, -- в некоторой растерянности показал Профессор на тумблер. -- И
вот этот...
     --  Так,  --  сказал  Мишин, глянув  на  наручные часы.  --  Семнадцать
пятьдесят  шесть. Зафиксируйте, пожалуйста, --  и  щелкнул одним  тумблером,
потом -- другим...
     ...На  экране  осциллографа  бегущая  синусоида  сменилась  прямой,  --
однако, ничего вроде бы больше и не изменилось...
     ...Ан нет  -- прекратилось и мерное движение грудной клетки  Распопова,
она замерла...
     --  А  сейчас  --  оставьте  меня  здесь  одного,  а сами...  срочно...
подготовьте акт о смерти... Идите-идите...
     ...Профессор осторожно, пятясь, пошел из палаты...
     ...потом  остановился,  вернулся  к  приборам  и  включил  оба тумблера
назад...
     ...от  чего  на  экранах  осциллографов уже  ничего не  изменилось,  но
грудная клетка снова заработала. Уже у трупа...
     ...а Мишин так и замер над дышащим трупом Распопова, пристально глядя в
мертвое лицо...

     ...  --  Что  это  у  вас такое  звенит? --  поинтересовался стоящий на
пассажирском  контроле,   возле  контрольной  арки,  сотрудник  безопасности
аэровокзала.
     -- Пистолет звенит,  -- отозвался мрачный мужчина. -- И вот, наручники,
-- продемонстрировал цепочку, приковывающую его к криво улыбающемуся Амбалу.
-- Чего, первый раз видишь, как преступников конвоируют...
     --  Честно  сказать...  первый,  --   улыбнулся  несколько   растерянно
контролер. -- А документы все в порядке?..
     ...Мужчина протянул удостоверение, какие-то бумажки...
     ...Контролер внимательно их проглядел, то и дело бросая любопытствующие
взгляды то на Амбала, то на мрачного мужика...
     -- Гляди-ка, как похожи! Не родственники?
     --  А-га,  родственники! Был  бы  он моим  родственником -- я  б его  в
детстве еще удавил... -- отозвался мрачный мужчина.
     -- Я, честно сказать, и  не знал, что таких... самолетом возят... думал
-- поездом... этап... -- произнес контролер.
     --  Это еще у него не этап, -- сказал мрачный  мужчина. -- Этап  у него
короткий   будет:  до   подвала.   Следствие...  Следственный   эксперимент.
Распоряжение  прокурора  города.  Моя  б  воля --  ни  за что  не повез  бы.
Эксперименты им нужны. У этого, -- кивнул на  Амбала, -- не  меньше  десятка
душ на совести, а тут нА тебе... эксперименты... Может, не пропустишь, а? --
обратился к контролеру.
     -- Шутите, что ли, товарищ майор? -- поинтересовался контролер.
     --  Наверное,  шучу... Или сам  свозишь...  а  я тут пока... пассажиров
попроверяю...  Предчувствие  у  меня  какое-то... дурное... Ладно,  ладно...
пошли. Слышь, ты -- пошли, кому говорю!..

     ...Наташка   вернулась  в  Зал  Верховного   Совета,  помахивая  пачкой
контрольных талонов:
     -- Все, зарегистрировала. Ну, пока они там контроль пройдут, пока трап,
то, с?, -- у нас еще полчаса, пожалуй, есть. Сделать кофе?
     -- Кофе --  оно конечно, --  сказал Резо. --  Но  у нас  еще,  кажется,
немножко шампанского оставалось. Как, Вайо?
     --  Шампанского  у нас и  на Москву,  и на Сухуми  хватит, -- и полез в
сумку за очередной бутылкой...

     ...Мишин вышел из палаты, взглядом подозвал референта.
     --  Умер Николай Юрьевич... Вс?... --  И, вздохнув,  перекрестился.  --
Сколько у  нас сейчас? --  глянул  на часы. -- Та-ак... К двадцати ноль-ноль
собери  экстренное  заседание  Политбюро...  Ну  беги,  беги,  --  без  тебя
доберусь...

     ...Майор Степанцов шл?пнул засаленным королем об сиденье:
     --  Козырной! Есть чем отбить? То-то!.. А  вот и туз! -- и  шл?пнул изо
всех сил  тузом.  -- Ты,  конечно,  Филипенко,  умный,  а  вот, видишь --  и
дурак... Тасуй колоду...
     Филипенко стал собирать лежащие горкой карты и сказал:
     -- А ты б вышел, взглянул, что там у них...
     -- А, может, ты б вышел: все-таки ты дурак, а не я...
     -- Ты-ы... Коль препираешься...
     --  Да  я  что,  я ладно...  Я схожу,  конечно,  --  Степанцов принялся
выбираться из "Волги". Я это... чтоб ты карты не подтасовал...
     -- Ну-ну... -- улыбнулся Филипенко...

     ...Майор Степанцов подошел вплотную к высоченному окну  Зала Верховного
Совета, прильнул к щелочке, оставленной неплотно задернутой шторой...

     ... -- Ну чего там? -- высунулся из окна майор Филипенко.
     -- Снова шампанское хлещут, -- отозвался  майор Степанцов и совсем было
собрался от окна отойти, как вдруг задержался. -- Гляди-ка, гляди-ка...

     ...Там, в зале, Вайо, видно, попросил кузена достать еще бутылочку, тот
полез в свою огромную сумку, и в ней промелькнуло что-то...

     ...вызвавшее подозрение майора Степанцова...
     -- Чего там? -- поинтересовался подоспевший майор Филипенко.
     -- Зуб даю -- у этого... -- кивнул, -- у эстонца...
     -- Ну?
     -- Оружие в сумке...
     -- В какой сумке?
     -- Да вон, смотри...

     ...Вайо направился к  Наташе, чтобы чокнуться, сумка оказалась на пути,
и он еле сумел сдвинуть ее, тяжеленную, ногой...

     ... -- Видел? -- сказал Степанцов. -- Видел?
     -- Ну, видеть не видел, -- отозвался Филипенко, -- а вроде похоже...
     -- Может, ворвемся да обыщем?
     -- Не, Степанцов... Чтоб там карты ни говорили -- дурак -- это вс?-таки
ты...
     -- А что ж, вот так вот и оставить?
     --  Оставить тоже, конечно, нельзя...  Короче,  я пошел звонить... А ты
тут это... посторожи...

     ... -- Внимание! Заканчивается посадка  на  рейс "Аэрофлота" номер  сто
сорок девять:  "Москва--Сухуми". Заканчивается  посадка  на рейс "Аэрофлота"
номер  сто сорок  девять:  "Москва--Сухуми". Опаздывающих пассажиров  просят
срочно пройти к выходу номер шесть... -- пробубнил над залом аэровокзала тот
же неразборчивый голос...
     ...Тоненькая струйка пассажиров втягивалась в выход номер шесть...

     ...Наташа  там,  в  Зале  Верховного  Совета,  выслушала  объявление  и
сказала:
     -- Ну вс?! Минут пятнадцать они будут рассаживаться, а потом пойдем мы.
--  Сняла  телефонную  трубку.  --  Ниночка!  Ага,  Наташа!  У меня  шестеро
специальных, передний  трап не откатывай, в  первый салон никого не сажай...
Договорились...
     --  Тогда, -- сказал Вадим,  до того  почти все время молчавший,  -- на
посошок, что ли?...

     ...Степанцов внимательно проследил, как...

     ...Вайо полез к Урмасу в сумку за очередной бутылкой шампанского...

     ...и обернулся: из машины к нему приближался Филипенко.
     -- Точно -- оружие! -- прошептал ему Степанцов. -- Я разглядел!
     -- Да... -- протянул Филипенко. -- Кажется, мы попали... Генерал сказал
не  трогать...  Но ведь это ж  по  радио...  это ж не на бумажке приказ... А
случись что, -- кто крайним-то окажется?
     -- Ну, может, -- отозвался  перепуганный  Степанцов. -- Может... может,
местных ментов как-нибудь навести... ну, ненароком? А?..
     -- А-га, навести... А ты потом сам первый и расколешься...
     -- А ты рискни! Вдруг да не расколюсь?!
     --  Ладно... попробуем... --  и  Филипенко  быстрым шагом направился  к
главному входу...

     ...Распахнулись железные ворота, -- где-то там, в недрах Рублевки, -- и
выпустили сперва две "Волги" сопровождения с включенными мигалками, потом --
серый "ЗИЛ",  за ним  -- еще две "Волги", которые,  едва вывернув  на шоссе,
мгновенно набрали скорость и понеслись вдаль, в темноту...

     ...Генерал,  по-прежнему  не  зажигая  в  кабинете света,  стоял  возле
высокого  окна,  выходящего на  Лубянскую площадь,  и  барабанил пальцами по
стеклу...
     ...Зазвонил телефон...
     ...Генерал быстренько, ощупью,  но  безошибочно, шагнул к  столу,  снял
трубку:
     -- Слушаю,  Сергей  Сергеевич... Куда  --  к  вам?  На  Старую?  В  ЦК.
Слушаюсь, сейчас буду...

     ...Лиза  сняла  с Мити курточку, положила на багажную  полку, принялась
раздеваться  сама,  а   Митя  тут  же  протиснулся  на  дальнее  сиденье,  к
иллюминатору, и приник к нему...
     -- Митя! -- сказала мать. -- Это не наше место. Сядь рядом...
     -- Ну мама, -- заканючил Митя, -- ну я у окна хочу...
     -- Придет пассажир -- попросишь поменяться. А пока -- сядь рядом...
     ...Мальчик нехотя пересел...
     ...А по проходу тем временем шел элегантный мужчина с седыми висками  и
в длинном пальто...
     ...Лиза подмигнула ему...
     ...Тот ответил...
     ...Когда он подошел к Лизиному ряду,  Лиза довольно неуклюже изобразила
неожиданное узнавание:
     -- Евгений Всеволодович!..
     --  Елизавета   Сергеевна!  --  у  мужчины  этюд   получился  несколько
естественнее...
     -- Митя, смотри! -- сказала мальчику мать. -- Кто с нами летит! Это мой
старый знакомый, вместе в институте учились...
     ...Митя несколько подозрительно глянул на неожиданного знакомого...
     -- Дядя  Женя!..  -- протянул мужчина  руку Мите.  -- А тебя,  кажется,
Дмитрием звать? -- осведомился.
     -- Ну, Дмитрием, -- насуплено ответил Митя. -- А откуда вы знаете?.. --
поставил мужчину своим вопросом в тупик...
     --  А...  --  не  вдруг  нашелся  тот.  --  Мне  мама...  как-то...  по
телефону...
     -- Понятно,  -- сказал Митя.  -- Мама.  По телефону. У окна -- это ваше
место?
     -- Мое.
     -- Можно, я туда сяду?
     -- Конечно, садись...
     ...Митя перебрался к иллюминатору, влип в него лицом...

     ...глядя, как поднимаются по трапу последние пассажиры...

     ...Мужчина и женщина переглянулись и уселись рядом...
     ...мужчина потянулся  погладить женщину  по руке,  но  та руку  отняла,
покачала головой, скосилась на сына...
     -- Подожди! -- шепнула одними губами...
     ...И тут Митя оторвался от иллюминатора и произнес:
     -- А я папе про вас все равно скажу...

     ...Кортеж автомобилей, с серым  "ЗИЛом" посередине, промчался-прошуршал
мимо поста  ГАИ на Рублевке и,  не успел скрыться за поворотом, как издалека
возник следующий кортеж...
     ...Стоящие  навытяжку как бы  гаишники  проводили  сперва  один,  потом
следующий почтительными взглядами...

     ... -- Ну, пошли,  --  сказала Наталья и  подхватила одной рукой  сумку
Маши, второй -- сумку Урмаса, да тут же и приостановилась. -- Что это у тебя
там?..
     -- О,  -- сказал  Урмас, пытаясь  отобрать у Натальи  сумку. -- Тихо...
секрет... Подарок  новобрачным...  Эт-та...  швейная  машинка... шведская...
портативная...
     -- Как интересно, -- сказала Наталья и потянулась заглянуть в сумку. --
Можно посмотреть?!
     -- Ты что?! -- по возможности  нежно  попытался отстранить ее Урмас. --
Увидят, -- кивнул на Резо и Тамар. -- Это ж сюрприз...
     --  Ну  интере-е-есно  же,  -- протянула  Наталья.  --  Я  все-таки  --
женщина...
     -- Знаешь  чего? -- подхватил Наталью Урмас  под локоток,  а сам кивнул
братцу, чтобы  тот  взял сумку. -- Вот я через пару дней  вернусь и  достану
тебе  такую  же. Телефончик  записать можно? -- полез в  карман за  записной
книжкой.
     -- Ну,  пиши, -- сказала Наталья.  -- Сто  тридцать семь,  восемнадцать
девяносто два. Записал?..

     ...Проводив взглядом исчезнувшую за дверями компанию,  Степанцов как-то
понуро  направился   к  "Волге",  к  которой,  со  стороны  главного  входа,
приближался и Филипенко.
     -- Ну что, навел ментов?
     -- Не-а...
     -- А что?
     -- А  то, Степанцов!  А то,  что  не  мы  с тобой  всю  эту  комбинацию
задумывали, -- не нам ее и подправлять! Понял, нет?!..

     ...Генерал вошел в кабинет Сергея Сергеевича.
     -- Взлетели? -- спросил тот.
     Генерал взглянул на часы:
     -- Сейчас... Взлетают...
     --  А  у  нас  новость:  Распопов  скончался.  Через  полтора  часа  --
экстренное заседание Политбюро.
     -- Скончался... -- переспросил Генерал, -- или... отключили?
     -- Какая тебе разница?
     -- Ну, не скажите... Помните, у нас в Ставрополе...
     -- Москва -- не Ставрополь.
     -- Это конечно. Ну и что, победим?
     -- Боюсь, что это будет зависеть от тебя, генерал...
     -- Не понял...
     -- Твоя непонятливость -- главный твой недостаток. Но, -- улыбнулся, --
и главное достоинство тоже, не бзди! Я вот что имею  в виду... Мне почему-то
кажется, что  Принцесса просто обязана  была  оставить  для деда  прощальную
записку... Ну не может она просто так вот взять да улететь. Ей ведь не так и
замуж хочется, как на своем поставить. Победить. Вся в деда...
     -- Ну?
     -- Что --  ну?  Баранки  гну! Мне эта  записка нужна сейчас! До  начала
Политбюро. Понял?
     -- Не очень, но...
     --  Короче,  что  хочешь делай,  но чтоб  эта записка  была у  меня  до
двадцати ноль-ноль. Хоть на убийство иди. У тебя в охране свои люди есть?
     -- Поищем, -- сказал Генерал. -- Так я что, пошел?..

     ...Предводительствуемые Натальей, обремененные  сумками, наши герои шли
по летному  полю,  обдуваемому всеми ветрами  и обметаемому всеми снегами  к
ярко освещенному самолету, гудящему прогреваемыми двигателями...
     ...Когда  они были на  полпути,  по переднему  трапу поднялись командир
экипажа, второй  пилот и  штурман в сопровождении  Олега с огромным  букетом
цветов...

     ...Один,  другой,  третий  кортеж  с  серыми  "ЗИЛами"  прошуршали   по
совершенно опустевшему Калининскому проспекту...
     ...только прохожие с тротуаров провожали их очень разными взглядами...

     ...Наши герои удобно расположились на первых сиденьях первого салона...
     ...Командир самолета услышал в наушниках:
     -- Борт  восемнадцать  тридцать четыре, начинайте рул?жку...  начинайте
рул?жку, -- и нажал на педаль, двинул штурвалом...

     ...Самолет медленно двинулся с места...

     ...пробивая мощным носовым прожектором круговерть снега...

     ...Стюардесса  Люсенька,  высокая блондинка,  стала  в начале  большого
салона и завела стандартное приветствие:
     --  Добрый  вечер,  уважаемые  пассажиры.  Командир  корабля  и  экипаж
приветствуют вас  на борту авиалайнера ТУ-134, совершающего рейс по маршруту
"Москва--Сухуми"...

     ...Олег зарылся носом в огромный букет...
     ...Монашки слушали Люсеньку с большим вниманием...
     ...Воркутинская жена сварливо сказала супругу:
     -- Видишь! Места-то  -- в хвосте! А  говорил -- нам  самое лучшее! А  в
хвосте -- шум и трясет!..
     ...Солдатик  с  университетским значком  уткнулся в тоненькую книжечку,
обернутую плотной бумагой: явный "тамиздат"...
     ...Толстячок  в  сильных очках,  улыбаясь и извиняясь, едва протиснулся
мимо "бизнес-вумен" к своему креслу у иллюминатора:
     -- Чичин, хирург, -- представился. -- Николай Львович.
     --  Анна  Леопольдовна,  --  высокомерно  отозвалась  "бизнес-вумен"  и
отвернулась от хирурга.
     ...Амбал спросил у своего конвоира:
     -- А если в  сортир захочется -- так вот, на  цепочке,  и пойдем? А там
ведь вдвоем и не уместимся...

     ...Степанцов с Филипенко так и стояли  возле "Волги", -- несколько, что
ли,  пришибленные. Степанцов  глянул  на часы,  поднял голову к  светящемуся
отблесками прожекторов небу над взлетной полосой...
     Майор Филипенко последовал его примеру:
     -- Они ж всегда взлетают на десять минут позже расписания...
     -- А я чо, не знаю? Я как раз поправку и сделал, -- привозмутился майор
Степанцов,  как  бы насильно  возвращаясь  к  обычному  легкому тону  ст?ба,
сбрасывая  тяжесть,  в которой  они  с  напарником  пребывали с тех пор, как
обнаружили в сумке оружие.
     Майор  Филипенко  в  свою  очередь  глянул  на  часы  и подхватил  тон,
предложенный коллегой:
     -- Гляди-ка... и впрямь! Прямо на глазах умнеешь...
     -- А то!..

     ... -- Борт восемнадцать тридцать четыре, взлет  разрешаю, как  поняли?
-- осведомился диспетчер с вышки управления полетами...

     ... -- Вас понял, -- отозвался командир в ларингофон. -- Начинаю взлет,
-- и резко потянул на себя рычаг газа...

     ...Самолет быстро  двинулся по взлетной  полосе,  едва не  затерялся  в
снежной каше, -- и вот уже оторвал колеса шасси от бетона полосы...

     ...Майоры заметили взлетающий самолет, провожали его взглядом, пока это
было возможно, синхронно опустили головы...
     -- Анекдот такой  был, -- сказал майор  Степанцов. -- Брежнев какого-то
африканского президента  провожает. Самолет уже взлетел, а он все  стоит  на
поле  и  шляпой машет. А потом чмокает  и говорит: "Может, как  политический
деятель он и говно, но целу-у-ется..."
     -- Стукнуть на  тебя, что ли?.. --  протянул майор Филипенко, глянув на
товарища.
     И оба -- расхохотались...

     ...За  большим  круглым  столом  в  огромном,  недостаточно  освещенном
дубовом  кабинете собрался десяток с небольшим стариков... Потому  что  даже
Сергея Сергеевича,  в возрастном плане  заметно  от остальных отличающегося,
молодым человеком назвать все равно было сложно...
     ...Экстренное заседание Политбюро началось.
     -- Товарищи,  -- сказал Мишин, -- я попросил  всех вас здесь собраться,
чтобы... Короче, вот, -- открыл  Мишин папочку и начал зачитывать содержимое
лежащего  в  ней  листка.  -- Заключение  о смерти.  "Сегодня, одиннадцатого
января тысяча  девятьсот  восемьдесят  третьего  года,  в  семнадцать  часов
пятьдесят шесть минут  скончался Распопов Николай  Юрьевич. Смерть наступила
от  острой сердечно-сосудистой недостаточности  на  почве острого повторного
инфаркта   миокарда.   Сопутствующие   заболевания:   хроническая   почечная
недостаточность..."

     ...Москва  мутным --  сквозь пургу  -- светящимся  пятном проплыла  под
крылом самолета, и он, пробив хмарь, вынырнул в чистое небо...
     ...Сияла луна... Светили звезды...

     ...Табло: "Не курить. Пристегнуть привязные ремни" погасло...
     ...Вадим вытащил сигарету, щелкнул зажигалкой...
     ...Урмас обернулся и сказал Резо:
     -- Прогуляемся?
     ...Тот кивнул.
     ...Они встали и, через полуприкрывающие проход из первого,  маленького,
салона во второй, основной, занавески пошли прогуливаться...

     ...Длинная  блондинка-стюардесса,  Люсенька,  разливающая по  стаканам,
уставившим поднос, минералку, ткнула подругу локотком и кивнула на Вадима:
     -- Ракитич!
     --  Ну? --  приятно  удивилась  Валентина. Пригляделась... -- Точно  --
Ракитич!
     -- У тебя открыточка-то есть с собой -- автограф взять?
     --  Ой!  --  сплеснула  руками  Валентина.  --  Не  догадалась...  Чего
делать-то?!..

     ... -- Видишь? -- спросил Урмас у Резо, когда они уже миновали четверть
большого салона.
     -- Кого?..
     -- Ну, этого...  На  переднем сиденье... с цветами... Не оглядывайся...
как-нибудь так...
     ...Резо приостановился, склонился, как бы завязывая шнурок на  ботинке,
зафиксировал взглядом Олега.
     -- Ну и?..
     -- Гебист! А под цветами -- пушка.
     -- С чего ты взял?
     -- Это их место, зарезервированное... Точно знаю!
     -- Ну и?..
     -- Ну и... придется его...
     -- Это что, обязательно? Мы ж вроде договаривались...
     --  Коли  он пушку  взведенную под  цветами держит... Выбора-то  у  нас
нет...
     -- Н-ну... -- промычал Резо. -- Я даже и не знаю...
     --  Зато  я  знаю.  Может,  это, Наташка... стукнула. Догадалась, что в
сумке -- оружие. Хотя, конечно, вряд ли. Они б тогда по-другому себя повели.
Да ты успокойся. Все будет тип-топ. Только заслышится мне летка-енка = сразу
замрет моя душа...

     ...Амбал  встретился   глазами  с  напевающим   под   нос  "Летку-енку"
Урмасом...

     ...тот в свою очередь -- с Амбалом...
     ...засек татуировку на запястье...
     ...  --  Видишь  парочку?  -- шепнул Урмас  Резо.  -- Вон,  справа,  на
предпоследнем сидении...
     -- Ну?
     --  Опер  зэка  конвоирует...  Наручниками   приковался...  Ну,  смотри
внимательнее...
     ...Резо посмотрел внимательнее, но ничего особенного не заметил.
     -- Видишь: еще оружие против нас... Но с ним, думаю, зэк сам справится:
видишь, волчара какой! Надо будет только чуть-чуть пособить.
     -- Как -- пособить?
     --  Ну, скажем... --  на  мгновенье задумался Урмас, -- самолет качнуть
как следует...
     -- Качнуть самолет? -- не слишком врубился Резо.
     -- Ладно, -- прервал его размышления  Урмас. -- И  это беру  на себя...
Так... кто там  у нас сидит  дальше?.. Божьи  одуванчицы... Класс!  -- и они
пошли в самый хвост...

     ... -- А что? -- обернулся Вадим к Вайо, -- твой братец, похоже, сидел?
     -- Да  ты не волнуйся,  Вадим! --  отозвался Вайо.  --  Он  за политику
сидел. За национализм...
     -- Ой, не нравится мне вс? это, -- вздохнул Вадим...
     ...Маша, привалившись  головкой к иллюминатору, внимательно слушала  их
разговор, и он ей тоже не нравился...

     ...К  глухим металлическим  воротам  на  Рублевке,  --  к  воротам дачи
Мишина, -- подкатили, как  близняшки,  две черные "Волги".  Первая выпустила
знакомого нам Генерала, вторая -- другого человека, но тоже явно в чинах...
     ...Постовой  в будочке  вышел  наружу,  сразу  второго  узнал,  стал  в
струнку:
     -- Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант!..
     -- Вольно, --  махнул  рукою  второй подъехавший.  --  Инспекция охраны
объекта.
     --  Слушаюсь!  -- сказал  постовой, скрылся в будочке, и створки  ворот
поехали в стороны.
     Наш Генерал уселся в "Волгу" генерала инспекционного, она двинулась, но
затормозила посреди ворот. Инспектор высунулся из окна:
     -- Принцесса-то дома?
     --  Укатила...  Где-то  часа  полтора  назад...  Нет,  два! --  ответил
охранник.
     -- Я ж  вам говорил, -- сказал инспекционному генералу Генерал  наш. --
Все не доверяете, проверяете...

     ... -- Ой, извините!  -- сказала Валентина, склонившись к  Вадиму. -- У
меня открытки  с  собой  не оказалось,  можно в  блокнотике? -- и  протянула
Вадиму блокнотик и шариковую ручку. -- Автограф... меня Валентина звать...
     ...Вадим поднял на Валентину печальные глаза.
     -- Давайте...
     ...Что-то написал в блокнотике.
     -- Ой, спасибо! Если интересно,  я попробую устроить вам это... ну... в
кабину войти... Вот отлетим подальше...
     -- Спасибо, с удовольствием! -- ответила за Вадима Маша.
     ...Валентина  смерила ее уничтожающим  взглядом: "К вам, -- дескать, --
предложение не относилось", -- и отошла в свой тамбурчик.
     -- ...Уважаемые пассажиры, -- разнесся  по самолету  голос Люсеньки. --
Наш полет проходит на высоте девять тысяч восемьсот метров. Расчетное  время
прибытия в Сухуми -- двадцать часов сорок пять  минут. Через несколько минут
вам  будет  предложен  легкий ужин...  -- и  она сама,  с  двумя  подносами,
появилась в салончике, направляясь к кабине пилотов...

     ...  --  Других предложений не  будет? -- спросил один  из стариков  за
столом Политбюро...
     ...Повисла пауза, должная, по всему,  закончиться  фразой: "Тогда прошу
голосовать", но буквально за мгновение до ее возникновения  в воздухе другой
старичок, тот, которого мы  видели в больнице, в пижаме, Афанасий Устинович,
вдруг сказал:
     -- Владимир Николаевич, конечно, самый опытный среди нас...  Фактически
он  руководит  Политбюро  с самого  обострения  болезни покойного... Николая
Юрьевича. Но мы, с другой стороны, не должны забывать и... планы... слова...
Николая  Юрьевича. Не случайно тут, среди нас, находится Сергей Сергеевич...
Наш возраст, -- возраст,  конечно, мудрый... но... все-таки не слишком... --
улыбнулся  Афанасий  Устинович,  --  не  слишком...   энергичный.  А  страна
находится в довольно тяжелом положении...
     -- Короче!  -- прервал Афанасия Устиновича очень сухой, властный старик
в тонких, без оправы, очках. -- Что вы предлагаете?
     --  Предлагаю, --  сказал  Афанасий Устинович,  --  включить  в  список
голосования, кроме товарища Мишина, товарища Рогачева...
     ...Повисла пауза.
     --  Предложение  принимается,   --   резко  сказал  Мишин.  --  Давайте
голосовать...
     ...Старик, который спрашивал, не будет ли других предложений, сказал:
     --  Кто  за то, чтобы Генеральным Секретарем Це Ка КаПэЭcЭc стал Мишин,
Владимир Николаевич, прошу поднять руку...
     ...И все присутствующие, за исключением Рогачева и Афанасия Устиновича,
подняли руки...
     --  Отлично,  товарищи,  --  сказал Мишин. -- Тогда я, не откладывая  в
долгий ящик, позволю себе  поставить на повестку несколько вопросов.  Первый
-- о похоронах и увековечивании памяти Николая Юрьевича Распопова...

     ...Генерал в  который  уже  раз,  почти  безнадежно,  оглядел  огромный
каминный зал дачи  Мишина, залитый светом, и  вдруг отметил стоящий на столе
магнитофончик, вернее -- рамочку с фотографией на нем.
     -- Так, коллега, -- обратился  к стоящему рядом генерал-лейтенанту.  --
Могу я вас  попросить на  минуточку выйти. Ну и... -- кивнул на  маячивших в
дверях охранников.  --  Не то  что  бы  у нас от вас были тайны,  --  просто
спокойнее спишь, когда не знаешь лишнего...
     ...Генерал-лейтенант  пожал плечами и пошел к выходу, прикрыл за  собой
дверь.
     Генерал  подошел  к  столу,  снял  фотографию  с  магнитофона,  щелкнул
переключателем. Из динамика понесся голос Маши:
     "Ты, дед,  наверное, упустил  из виду,  что мы  с  тобой одной  породы,
одинаково  упрямые. И,  кажется, передавил  на  меня.  Чего-то не рассчитал.
Сделал ошибку.."
     ...Как бы и  сам  не  желая слушать,  опасаясь  узнать  слишком многое,
Генерал  остановил  воспроизведение,  промотал кассету  на начало, оглянулся
вокруг, ища  чем бы  и  на что переписать  Машино  послание.  Не нашел, снял
кассету с подкассетника, спрятал в карман. Пошел к выходу.
     --  Вс?, спасибо тебе, генерал. Не забуду, обещаю. Сочтемся! -- и резко
зашагал из дачного дома...

     ... -- Слушай, --  сказала Вадиму Маша, расправляясь с куриной  ножкой.
-- А, может, это... ну... по-хорошему, а? Они приглашают тебя в кабину... Ты
рассказываешь им про нашу ситуацию  и... и... просишь их совершить посадку в
Турции.  А? Ну, согласись,  что есть ведь шанс, что они согласятся.  Один из
ста -- но ведь есть?..
     ...Вадим,  который  ничего  не  съел  из  "легкого  ужина",  пристально
посмотрел на Машу, как на безумную, и демонстративно закрыл глаза...

     ...Майор Степанцов как-то странно глянул на полудремлющего на  соседнем
сиденье партнера и включил левый поворот...
     ..."Волга" свернула на Тверскую...
     ...проехала по ней с километр...
     ...и  замедлила  скорость   почти  до  нуля  возле  оставленного  Машей
"Мерседесика"...
     -- А-га-а... --  приоткрыл один глаз майор Филипенко.  -- Не  удержался
вс?-таки?
     -- Это  в  каком  смысле?  -- как бы  пойманный на  месте преступления,
агрессивно-оправдывающимся тоном вопросил майор Степанцов.
     --  В том,  в том! Не  валяй дурочку! Тормози... Я ведь тоже -- человек
живой. Это  ж  надо: полтора  года пасти  такую тачку  и  ни разу на  ней не
прокатиться...
     -- Ну  вот и я говорю,  -- протянул  майор  Степанцов  и  припарковался
неподалеку от "Мерседесика". -- Прокатимся, а?
     --  Ах!  --  махнул рукой  майор  Филипенко. -- Где наша не  пропадала!
Прокатимся!..
     ...Майоры вышли из "Волги" и направились к машине Маши.
     -- Как вскрывать-то будешь? -- спросил майор Филипенко.
     --   Элементарно,  Ватсон,  --   достал  майор   Степанцов  из  кармана
металлическую пластинку. -- Всегда с собой! Для оперативных надобностей...
     -- А  заводить? Нехорошо  же провода-то  рвать.  Надо все оставить, как
было...
     --  А  чего  их рвать?  Откроем  капот, я  там  аккуратненько  проводок
перемкну. Во,  у меня и перемычка имеется,  --  достал  из  кармана провод с
крокодилами на концах.
     -- Все-то  у тебя, Степанцов, есть. Странно даже, что все еще в майорах
ходишь...
     ...Они подошли к "Мерседесику",  майор  Степанцов сунул  было пластинку
между дверью и стеклом, -- но дверь легко открылась и без того...
     ...Степанцов -- не без некоторого труда: тесно, -- нырнул за руль.
     --  О, гляди-ка! И  капот  открывать не  нужно. Она  ключи  в зажигании
оставила...
     --  Ну  да,  конечно,  --  согласился  майор  Филипенко, усаживаясь  на
соседнее  сиденье.  -- Ей, небось, воров опасаться нечего: хотел бы я знать,
кто б рискнул в этот "Мерседес" залезть...
     --  Ну, --  отозвался  майор Степанцов,  запуская  двигатель,  -- воры,
положим, и необразованные бывают. Или мальчишки какие-нибудь... Алкаши... Не
в этом дело. Она совершила... как ты  выразился... ул?т. И ключи оставила...
намеренно...
     -- Ты долго еще  собираешься философствовать?  Трогай!..  -- и  красный
"Мерседесик", резко взяв с места,  влился  в вечерний поток машин, идущих по
улице Горького...

     ...Мишин встал и сказал:
     -- Объявляется  пятнадцатиминутный  перерыв.  Прошу не опаздывать, -- и
пошел к выходу из зала...
     ...Остальные члены Политбюро последовали за ним...

     ...Сергей Сергеевич шел по коридору к своему кабинету...
     ...возле которого его уже поджидал Генерал, нервно перетаптывался...
     -- Ну, что там у  тебя? Нашел? -- спросил Сергей  Сергеевич едва ли  не
шепотом.
     --  Там  не записка, -- так же, шепотом, не заходя в  кабинет,  ответил
Генерал...
     ...Сергей Сергеевич вопросительно поднял брови...
     --  Там --  магнитофонная  запись.  Копировать  было  некогда,  я  взял
оригинал... --  достал, заговорщицки оглянувшись, Генерал кассетку и передал
Рогачеву. -- Так что берегите...
     -- У-гу... -- сказал Рогачев. -- Спасибо, генерал. -- Если удержимся --
свой процент получишь... -- и скрылся в  кабинете, захлопнув дверь буквально
перед носом Генерала...
     ...Тот, потоптавшись полминуточки в коридоре, приоткрыл дверь...
     ...и спросил:
     -- Мне здесь погулять? Или к себе ехать?
     -- Езжай к  себе. Мне  тебя  оттуда достать легче,  -- ответил Рогачев,
прижимающий  к плечу телефонную  трубку, и  махнул рукой: дверь за Генералом
прикрылась.  --  Да, --  продолжил  говорить в трубку. Магнитофон.  Обычный,
бытовой.  Катушечный.  Но  --  на   все  скорости.  Чтобы  был  наготове,  в
предбаннике...

     ...Валентина  подошла  к  креслам, где  сидели Маша  и  Вадим,  сделала
приглашающий жест в сторону кабины:
     -- Пилоты вас ждут...
     ...Вадим пожал плечами, встал, пошел  за  Валентиной.  А  за ним  пошла
Маша...

     ...В кабине было  красиво:  мерцали стрелки приборов,  сквозь  огромный
прозрачный фонарь было видно ночное звездное небо...
     -- Добрый  вечер, -- повернулся к Вадиму  командир  и  подал  руку  для
пожатия. -- Добро пожаловать...  Валя -- стр-рашная ваша поклонница. Да и мы
тоже... смотрели... Здорово играете!
     -- Спасибо, -- сказал Вадим. -- А это Маша, моя невеста...

     ...В салоне тем временем Урмас, Вайо, Резо и Тамар сгрудились вместе:
     -- Думаю,  --  сказал негромко  Урмас, -- лучше всего --  сейчас.  Пока
кабина открыта...
     --  Ты  ж  говорил,  --  с некоторым перепугом сказал  Резо,  --  когда
снижаться начнем.
     -- Я ж не знал, что  они кабину откроют... Да и снижаться мы начнем, --
глянул на часы, -- вот-вот...  Короче, некогда рассуждать. Вот, -- склонился
к  сумке,  -- возьми  "макарова", иди  в  главный  салон  и стреляй прямо  в
этого... ну, с цветами... Мгновенье задержки, -- и он пристрелит тебя...
     -- Я... -- отшатнулся Резо от пистолета... -- Я...
     --  Давай сюда! -- резко сказала Тамар и протянула руку за оружием.  --
Кого, говоришь? -- обратилась к Урмасу.
     -- Там на первом сиденье, слева... с цветами... гебист... Главное -- не
раздумывать, а то он -- опередит. Их учили не думать...
     -- Ладно, -- сказала Тамар. -- Уж как-нибудь. Он взведен?
     --  Дай-ка,  --  сказал  Урмас  и щелкнул  предохранителем,  передернул
затвор. -- Все готово.  Когда шл?пнешь, -- сделаешь объявление. Ну, самолет,
мол, захвачен, вы, мол, заложники и сидеть -- тихо!
     Тамар кивнула.
     -- А ты хоть за этим-то приглядеть сможешь? -- отнесся Урмас к Резо. --
За опером...
     -- В каком смысле -- приглядеть? -- все еще не отошел от перепуга Резо.
     --  О,  Господи! -- сказал Урмас. -- Вайо, иди с  ним вместе, в  случае
чего --  поможете  этому... уголовничку... И имейте в  виду, что  опер  тоже
вполне может выстрелить. Так что уж лучше вы в  него, чем он -- в  вас. Вот,
держи, -- и передал Вайо еще один пистолет. --  Взвести-то сумеешь?.. Ладно,
хватит, я пошел, -- и Урмас, резко поднявшись, с  десантным "калашниковым" в
руке, двинулся к кабине...
     -- А мне... Мне-то какое-нибудь оружие? -- сказал Резо растерянно...
     -- Учебную гранату возьми, артист! -- бросил Урмас,  не  оборачиваясь и
резко открыл дверь пилотской кабины...
     -- Спокойно,  --  сказал  со  вдруг усилившимся эстонским акцентом.  --
Лучше  всего -- не дергаться. Я не  стану стрелять в пилотов, потому что  не
умею   вести  самолет.   И   не   стану   стрелять   в  воздух,   чтобы   не
разгерметизировать кабину. Но только в случае, если мы найдем общий  язык. Я
хочу, чтобы мы приземлились в Турции. Это возможно?
     -- Ты что?! Ты что делаешь, гад?! -- бросился на Урмаса Вадим. -- Ты...
по какому праву?..
     ...Урмас легонько  размахнулся и ударил  Вадима рукояткой "калашникова"
по голове, -- тот тут же осел на пол узкого пространства кабины.
     -- Дуб-р-ровский!  --  сплюнул Вайо  и  обратился  к командиру.  -- Вс?
понятно?..
     -- Понятно, -- ответил командир...
     ...И тут Вася, штурман, наставил на Урмаса свой игрушечный наганчик:
     -- Брось сейчас же оружие!
     ...Урмас вроде бы и  услышать не  успел, и увидеть наганчик, --  однако
повернул ствол автомата безошибочно и тут же нажал на спуск...
     ...и серия пуль пробила тело штурмана...
     ...Тот обмяк, и было понятно, что -- навсегда...
     -- Ну вот, -- сказал Урмас. -- Вроде с разгерметизацией пока повезло. Я
предупреждал, что лучше всего -- не дергаться...
     -- Револьверчик-то у него был газовый... игрушка...
     -- Значит, доигрался, -- отрезал Урмас. -- Забыли. Сейчас  у нас другие
проблемы. Мы летим в Турцию или нет?..
     ...Пилот пожал плечами:
     -- Летим...

     ...Тамар  вышла из салона, оглянулась, зафиксировала Олега, по-прежнему
держащему перед собою  неимоверный букет  цветов, подошла  к нему  и  трижды
нажала на спуск пистолета...
     ...Олег дернулся на каждый выстрел и обмяк...
     ...Цветы упали на пол...
     --  Попрошу  внимания!  --  со  вдруг  проявившимся  резким  грузинским
акцентом истерично закричала  Тамар. --  Самолет  захвачен и летит в Турцию.
Всякий, кто попытается  встать с  места, получит  пулю, -- и  повела стволом
пистолета по рядам пассажиров. -- Все уяснили?..

     ...Уголовник вытянул шею...
     ...Оперативник  резко  дернул  за цепь наручников и  сам  приподнялся в
кресле...

     ... -- Сидеть! -- крикнула Оперу Тамар...

     ...Тот опустился в кресло  и по  возможности  незаметно полез свободной
рукой за оружием...


     ...Сзади, из салона, донеслись выстрелы...
     -- Отлично! -- сказал Урмас. -- Это нейтрализовали вашего защитника. Из
гэбэ...
     --  Олег! -- сплеснула руками Валентина.  --  Да не  из какого он не из
гэбэ... Он пилот, мы его взяли с собой... у него жена в Сухуми рожает...
     -- Печально,  --  сказал  Урмас. --  Только  боюсь,  что уже  ничего не
поправить.  Ну-ка, -- отстранив Валентину, подошел к штурвалу. --  Ты можешь
качнуть самолет, командир? Ну, тряхнуть как следует?..
     ...Командир глянул на Урмаса недоумевающе.
     Тот оттолкнул командира от штурвала и  принялся дергать его вверх-вниз,
вправо-влево...
     ...Самолет зашатало...

     ...Тамар повалилась в проход, пистолет вылетел из ее руки...

     ...но никто из пассажиров не рискнул воспользоваться моментом...

     ...и Тамар  подползла  к  пистолету,  ухватила,  поднялась,  держась за
ближайшее кресло...

     ...а ей на подмогу уже бежали Вайо и Резо...

     ...Уголовник  тут  же  воспользовался  моментом и навалился  на  Опера,
прижал его руку с пистолетом к подлокотнику...

     ... -- Держите салон! -- крикнул Вайо Резо и Тамар,  а  сам бросился на
помощь уголовнику...

     ... -- Ой, Сережа! -- взвизгнула воркутинская  дама. --  Не поняла... в
Африку, что ли, летим?..
     -- А  хоть бы и в  Африку, -- отозвался  супруг. -- Вс? -- приключение.
Хотя, скорее, -- в Турцию. Она ближе...

     ...  --  Не  поворачивайтесь!  --  шепотом  прошипел   хирург  в  очках
"бизнес-вумен". -- Замрите... Лучше не видеть их лиц...
     --   А-га...  Еще  чего!  --  возразила   та.  --  Жирно  будет,  --  и
демонстративно уставилась на происходящее.

     ...А  Солдатик  закрыл книжку,  осторожненько  спрятал в карман  и,  не
оборачиваясь, стал прислушиваться к происходящему в салоне...

     ...Мама мальчика невольно прижалась к мужчине с  седыми висками,  и тот
приобнял ее, а  мальчик, привстав, смотрел  за происходящим во  все  горящие
восторгом глаза...

     ...Вайо нелепо, неумело пытался удержать в захвате голову опера...
     ...и, если б не уголовник, наносящий, чем только можно, удары...
     ...скорее всего не удержал бы...
     -- Ключ! -- крикнул уголовник. -- Вон там, в верхнем кармане...
     ...Вайо полез в карман опера, извлек маленький ключ от наручников...
     -- Отомкни! -- прикрикнул уголовник.
     -- Где тут?.. -- растерянно тыкался Вайо. -- Сейчас, сейчас...
     ...Замочек, наконец, щелкнул...
     ...вторая рука  уголовника  освободилась  и тут  же  ухватила  пистолет
опера...
     ...направила ему в грудь и нажала пару раз на спуск...
     ...Опер тоже обмяк...

     ...  -- Для  сведенья:  эта  вот барышня,  пытающаяся привести жениха в
чувство... Это --  внучка Мишина, -- сказал Урмас, оставив штурвал в  покое.
-- Да-да, того самого...
     -- Она что, заодно с вами? Или -- заложница? --  поинтересовался второй
пилот.
     --  А это  -- как вам будет удобнее. Как нам  будет удобнее,  -- сказал
Вайо... Машка, ты у нас кто: угонщица или заложница?
     ...Мария,  стоя  на коленях  и пытаясь унять  кровь  из раны  на голове
Вадима, злобно глянула снизу на Вайо:
     -- Если и угонщица, -- так не в одной кампании с тобой.
     -- А в кампании  с твоими  друзьями  ты  и такси не  угонишь...  Ладно,
разберемся...

     ... --  Я знал... -- простонал  приходящий в себя Вадим. -- Я знал, что
будет угон... И что будет стрельба... и -- смерти...

     ... -- Короче, ты, командир, -- сказал  пилоту  Вайо.  -- Понял? -- уже
взял курс на Турцию? Есть проблемы?
     --  Мы  в  коридоре.  Нас  ведут  радары. Если мы  не  сообщим  о своих
намерениях, нас просто могут сбить...
     -- Ну, сбить  -- это, конечно, вряд  ли. Однако... Хорошо, связывайся с
землей, ставь в известность... Ну, выходи на связь...
     ...Командир кивнул второму пилоту...
     ...тот щелкнул тумблерами, повертел верньерами...

     ..."Мерседесик" лихо мчался по вечерней Москве...
     -- Да-а...  --  протянул майор  Степанцов, заложив  очередной вираж. --
Та-ачка... Хочешь попробовать?
     -- А как ты думаешь?
     ...Майор  Степанцов  припарковался  у  тротуара,  вышел  наружу.  Майор
Филипенко с трудом протиснулся  на  водительское сиденье и, дождавшись, пока
майор Степанцов займет место рядом, резко взял с места...
     -- Кайф!..
     -- А вот интересно,  -- задумчиво вымолвил  Степанцов.  --  ГАИ  небось
передвижения этой машины как-то фиксирует, а?
     -- Ну, может, и фиксирует...
     -- И вот получится, что  Принцесса вроде как уже давно... улетела, а ее
призрак в "Мерседесе" еще пару часов носился по Москве...
     ...Майор   Филипенко   оценивающе   глянул   на  майора  Степанцова   и
констатировал:
     -- Точно! Ты -- типичный призрак...

     ...Сергей Сергеевич приподнял руку, давая понять, что хочет выступить.
     -- Пожалуйста, -- предоставил ему слово Мишин.
     -- Я очень высоко ценил покойного  Николая Юрьевича... И лично... и как
государственного  деятеля.  Я   думаю,  что  его  вклад  в  развитие   нашей
государственности переоценить... просто невозможно. И все же я бы еще десять
раз  подумал, прежде чем  переименовывать Великий Новгород в  Распопов...  Я
боюсь, что  нас просто смогут не понять...  Все-таки  древний город, один из
начальных на Руси, и мы...
     --  А мы что, нуждаемся в чьем-то понимании?  --  осведомился старик  в
маршальском мундире.
     --  Боюсь, Егор  Степанович,  что нуждаемся. И  уже довольно  давно. Во
всяком случае, если мы собираемся... жить...
     ...Резко  прозвучал зуммер на аппарате, стоящем перед Мишиным, замигала
красная лампочка. Мишин снял трубку, бросив собравшимся:
     --  Извините!  Видно  --  что-то особо экстренное, --  и  погрузился  в
слушанье.  -- Понятно, -- сказал,  наконец.  -- Хорошо. Будьте  на связи. Мы
сейчас... посоветуемся,  -- и  трубку положил.  -- Товарищи, -- сказал после
некоторой  паузы,   оглядев  собравшихся.  --  Попытка  угона  пассажирского
самолета.  В Турцию. Прямо вот сейчас. И, коль уж мы здесь собрались, думаю,
будет уместно  принять  по  этому поводу коллегиальное решение.  И  на  этот
случай... который, к сожалению, не первый... и на возможные последующие...
     -- Хорошо  бы  принять  такое  решение, чтобы  последующие случаи  были
попросту невозможны, -- сказал маршал.
     -- А-га... -- согласился один из старичков. -- Чтоб неповадно было...
     -- Согласен. Ваше предложение? -- спросил Мишин у маршала.
     -- Сбить!
     -- А если пилотам удастся сговориться с угонщиками? Или обмануть их? --
осведомился Рогачев. -- И посадить самолет... куда он там должен был лететь?
     -- В Сухуми... -- сказал Мишин.
     -- И посадить -- в Сухуми?..
     -- Ну, тогда, -- послать в Сухуми группу "А" и захватить или уничтожить
угонщиков  невзирая  на  потери  среди заложников,  --  сказал  сравнительно
нестарый  старик  с абсолютно лысым  черепом.  --  Мы "Альфу" специально для
таких случаев и создали.
     -- Мне кажется, --  сказал  Рогачев,  -- что мы должны  сделать вс? для
второго варианта. В самолете летит сотня ни  в  чем  не повинных  граждан, и
если мы собьем самолет...
     -- Нас не поймут на Западе, -- весьма едко произнес абсолютно лысый...
     --  Ваш гуманизм,  Сергей Сергеевич,  широко нам  всем известен.  И  не
только нам. Так что давайте будем не дискутировать, а голосовать. Кто за то,
чтобы, если не удастся  посадить  самолет  на нашей  территории, сбить его в
воздухе? -- спросил Мишин...
     ...Все  присутствующие, кроме Рогачева, подняли руки: кто сразу, кто --
через мгновенье раздумья...
     -- Итак, -- подвел итог Мишин, -- мы поднимаем в воздух перехватчики и,
если становится очевидным, что самолет направляется за границу, сбиваем его.
Ну а если  удается --  сажаем в  Сухуми.  Что психологически, конечно, менее
эффективно,  зато... гуманно,  -- и глянул  на Рогачева. -- Так?..  -- Повел
глазами  по  лицам  всех  присутствующих.  -- Отлично.  Принято большинством
голосов... -- Потом нажал на кнопку  аппарата перед собой: -- Начальника ПВО
на срочную связь...

     ...С военного  аэродрома  под  Пицундой, один за  другим,  с  ужасающим
ревом, оставляя за собою хвосты пламени, взлетело четыре военных самолета...

     ,,,"Ту-134" плыл среди звезд над облаками...
     ...И  вдруг  справа  и   слева   от  него  появились  маленькие  хищные
птички-самолеты...

     КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ СЕРИИ













Популярность: 43, Last-modified: Wed, 08 Apr 2015 21:10:17 GMT